В Грюнвальдской битве приняли участие наши предки-берестейцы

15 июля 1410 года в Грюнвальдской битве приняли участие воины территорий современной Брестчины

 

Сегодня Грюнвальд – небольшое польское село в Острудском повете Варминьско-Мазурского воеводства с населением менее тысячи человек. Сложно представить, что 610 лет назад в его окрестностях гремела битва, к которой территория нынешней Брестской области имеет самое непосредственное отношение.

 

Упомянутому сражению предшествовала Берестейская встреча – проходившие на протяжении девяти дней в декабре 1409 года переговоры между королем Польши Ягайло и великим князем ВКЛ Витовтом. Оба правителя были одинаково обеспокоены агрессивной политикой Тевтонского ордена, который к тому времени захватил земли между устьями рек Висла и Неман, Восточное поморье, Эстляндию (северную часть Эстонии), Жемайтию (северо-запад Литвы), остров Готланд, Новую Марку, наглухо закрыв для остальных доступ к Балтийскому морю. Походы и набеги крестоносцев на польские, литовские и белорусские земли совершались по нескольку раз в год, угрожая самостоятельности названных государств, поэтому сокрушение ордена стало жизненной необходимостью. Исходя из этого, в Берестье удалось принять целый пакет решений первостепенной важности – о плане летней кампании 1410 года и дальнейшем ходе войны, о сроках и месте сбора объединенных военных сил, постройке понтонного моста для переправы через реку Висла, о снабжении войска. В этой эпопее необычной была подготовка, ранее не имевшая места в европейских войнах. Видимо, зима была мягкой, и Ягайло дал указание задержать войска и начать в декабре-январе заготовку продовольствия в Беловежской пуще. Истреблялось множество лосей, оленей, зубров, кабанов, после чего мясо солилось в бочки и по рекам Нарев, Буг и Висла переправлялось к городу Плоцку (ныне Мазовецкое воеводство Польши), где находилась продовольственная база.

 

У наших предков-берестейцев в плане имелись достаточно веские основания дать отпор агрессии, накатывающейся волна за волной с Запада. В конце XIV – начале XV столетий в Берестье насчитывалось около двух тысяч жителей. Местные торговцы вывозили в Западную Европу меха, шкуры, лес, пеньку и зерно, привозя соль, шелк, сукно, бумагу и прочие товары. Через Берестье следовали купцы со всех тогдашних белорусских городов, а также из Киева, Чернигова и Москвы. В 1390 году город над Бугом первым в Беларуси получил Магдебургское право: на тот момент здесь был построен первый гостиный двор, проводились ярмарки. Дальнейшему развитию препятствовали нападения Тевтонского ордена: согласно сохранившимся данным, крестоносцы в очередной раз захватили Берестье всего за считанные месяцы до «развязки» под Грюнвальдом – 16 марта 1410 года, опустошив местные окрестности, взяв в плен триста человек и забрав скот. 

        

Совсем скоро эпоха тевтонских посягательств подошла к закату.  Вот как описывает впечатления от Грюнвальдской битвы известный польский хронист Ян Длугош: «Поднялся такой шум и грохот от ломающихся копий и ударов о доспехи, как будто рушилось какое-то огромное строение, и такой резкий лязг мечей, что его отчетливо слышали люди на расстоянии даже нескольких миль. Нога наступала на ногу, доспехи ударялись о доспехи, и острия копий направлялись в лицо врагов; когда же хоругви сошлись, то нельзя было отличить робкого от отважного, мужественного от труса, так как те и другие сгрудились в какой-то клубок, и было даже невозможно ни переменить места, ни продвинуться на шаг, пока победитель, сбросив с коня или убив противника, не занимал место побежденного». 

 

Битва, продолжающаяся с 12 до 18 часов, завершилась сокрушительным поражением крестоносцев. На поле боя сложили головы великий магистр Ульрих фон Юнгинген, великий маршал Фридрих фон Валенрод, великий комтур Конрад фон Лихтенштейн, великий казначей Томас фон Мергейм, а также 14 комтуров и 15 войтов. Всего же, как полагают нынешние историки, орденское войско потеряло убитыми 13 тысяч человек, вероятно, примерно столько же попало в плен (по другим данным, речь идет о более чем 30 тысячах убитых, раненых и пленных. – Прим. Е.Л.). Итоги этого одного из наиболее масштабных сражений средневековья подтвердили очевидную истину: победить общего врага можно только сообща. Разгром немецких рыцарей под Грюнвальдом прекратил агрессию Тевтонского ордена на восток, предопределил упадок его как государства. Соответственно, Польша, Беларусь и Литва, в свою очередь, получили возможность расширить свое участие в международной торговле через Балтийское море, улучшить условия для дальнейшего экономического развития.

 

Как упоминалось выше, войска, выступившие против воинственных тевтонов, были сборными. Согласно достигнутой договоренности, союзная армия была определена в составе 91 хоругви (полка), из них 51 готовила Польша, 40 – Великое княжество Литовское. На основе новых исследований историк Анатолий Тарас приводит следующие дополненные данные: «Объединенное войско Польского королевства и Великого княжества Литовского включало 91 хоругвь и 2 татарских чамбула. Всего – 93 тактических подразделения. Среди них польских – 38, литвинских (белорусских) – 31, украинских – 14, жамойтских – 3, чешско-силезско-моравских – 3, татарских – 2, Великого Новгорода – 1, смешанное (литовско-польское) – 1».

 

В состав войска ВКЛ наряду с литовскими, русскими, украинскими полками и татарской конницей входили Берестейская, Дрогичинская, Пинская, Витебская, Волковысская, Полоцкая, Лидская и другие хоругви, а также валашские, чешско-моравские и венгерские отряды. По некоторым сведениям  пинскую хоругвь возглавлял местный князь Юрий Нос, а воины из Кобрина сражались в составе хоругви, которую возглавлял наместник Витовта Ян Гаштольд.

 

Вклад наших предшественников в общую победу над Тевтонским орденом оказался значительным, если не сказать больше – решающим. Во время битвы под Грюнвальдом литовско-русские войска, поддержанные татарскими, молдавскими отрядами и польской конницей, обороняли правое крыло. Несколько часов они героически выдерживали ожесточенный натиск тяжеловооруженной конницы крестоносцев, нанося ей огромные потери. Сражение на правом фланге позволило польским войскам перегруппироваться и вместе с присоединившимися к полякам основными силами «литвинов» начать решающее наступление на крестоносцев.

 

Память о тех событиях нашла визуальное отражение в учреждениях культуры нашей области. В экспозиции «Семь столетий Кобрина» музея имени Суворова размещена картина Анатолия Шибнева «Берестейская хоругвь в битве при Грюнвальде»: убитый крестоносец, упавший навзничь, чуть поодаль – молодой воин в кольчуге заносит топор над головой поверженного врага, рядом – воин-знаменосец верхом на белом коне отражает атаку – таков ее сюжет. В третьем зале Брестского областного краеведческого музея вместе с хоругвью с изображением герба ВКЛ  и оружием и снаряжением воина Великого княжества Литовского начала XV века демонстрируется живописное полотно белорусского художника Эдуарда Римаровича «Берестейская встреча 1409 года», рассказывающее, с чего все начиналось, созданное на основе научных данных, изысканных музейными сотрудниками. Буквально недавно в археологическом музее «Берестье», исходя из пожеланий туристов, последний, тринадцатый, зал отвели под период XV – начала XVI века, отображающий и заседания сеймов, и встречу Витовта и Ягайло накануне битвы.   

 

Остается добавить, что через три года после Грюнвальда в ВКЛ происходит административная реформа, согласно которой Берестье становится центром одноименного староства в составе Трокского воеводства, привилеем 1441 года официально признается одним из главных городов Великого княжества Литовского. Эхо той битвы здесь еще долго дает о себе знать: в 1438 году в Берестье проходят переговоры насчет обмена пленными между ВКЛ и представителями Тевтонского ордена, в 1456 и 1486 годах с ним подписываются мирные договоры – на крайне невыгодных и тяжелых для крестоносцев условиях…

 

Евгений ЛИТВИНОВИЧ    

Опубликовано: 09:24 - 15.07.2020г.
Поделиться новостью

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться/зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.