Штрейкбрехерство нового типа

Французский литератор Жан Пеше когда-то издал от своего имени мемуары личной портнихи королевы Марии-Антуанетты Розы Бертэн, вложив в ее уста ставшую крылатой фразу «Новое – это хорошо забытое старое». Вот и сейчас под видом слегка перекроенного королевского платья в Беларуси пытаются возродить давнюю практику проведения забастовок на предприятиях: в то время где-то принесшую некоторую толику эффекта, но вместе с тем, как минимум не реже, потерпевшую полное фиаско.

 

Несомненно, для многих белорусов настоящим шоком стало то, что в голове очереди бастующих выстроились именно те производства, которые, после распада Советского Союза, потеряв постоянные большие объемы заказов и сбыта, казалось бы, безнадежно потеряли под собой прочную экономическую основу и опору. Те, чьи трудовые коллективы в сотни, а то и тысячи человек, практически оставшихся не у дел, современное белорусское государство всеми возможными способами и вариантами пыталось по максимуму сохранять на протяжении без малого четверть века. Те, чью продукцию старались продвигать параллельно и одновременно  сразу по всем возможным линиям:  местного заводского маркетинга, Белорусской торгово-промышленной палаты и ее региональных филиалов, даже по дипломатическим каналам. Те, кому ради собственного будущего выдавали кредиты – зачастую на максимально выгодных условиях, предоставляли отсрочки по платежам и так далее.

 

Совсем не случайно в обвальную воронку водоворота забастовочной лихорадки стремятся вовлечь, прежде всего, флагманов отечественной промышленности. Любые экономические требования с их стороны на фоне многочисленных предприятий, где добросовестно продолжают трудиться, несмотря на не столь высокие зарплаты, бонусы и преференции, будут изначально отторгнуты обществом, словно инородные тела, воспринимаясь не иначе, как «ребята с жиру бесятся». Поэтому изначально со стороны сытых и благополучных субъектов хозяйствования ради вящей убедительности должны были громко звучать сугубо политические призывы. И они, как и следовало ожидать, прозвучали.

 

 

История не единожды подтверждала конкретными примерами: забастовки и стачки затеваются, как правило, для быстрого и эффективного устранения конкурентов: пока одни, скандируя, «качают» права, другие, до поры до времени, не раскрываясь, тихой сапой быстренько захватывают их застолбленную рыночную нишу. То же самое сейчас наблюдается и в Беларуси, только с одним внушительным «но»: устроители «заварушек» на территории фабричных цехов и площадей метят одним выстрелом поразить сразу двух зайцев. Придать поутихшим политическим требованиям новую силу, а еще – решительным броском переломить становой хребет белорусской экономике. И вправду, если задуматься: что может быть для них эффективнее, чем уничтожение материального благосостояния республики силами и руками самих же работающих?

 

  Гипотеза об удовлетворении политических прав только при сознательном саботировании производства с первого же момента не выдерживает никакой критики. Настоящая сильная и цельная власть, имеющая крепкий стержень, никогда не даст слабину, угодливо идя на поводу ревущей толпы, угодливо подстраиваясь под ее сиюминутные прихоти и настроения. Уже хотя бы потому, что толпа – лишь инструмент манипулирования и давления в чужих руках, куда более опасный, нежели пресловутые авторитаризм и диктатура, ибо она склонна слышать и слушать только то, что ей угодно, априори безапелляционно и бескомпромиссно отметая любые иные суждения и мнения. Поэтому и сила власти измеряется, прежде всего, в решимости решать любые, даже самые острые и горячие, на степени максимального накала, вопросы посредством конструктивного диалога, а не на языке жонглирования некоей выборочной статистикой, изначально позиционируемой в качестве словесного прикрытия тактики «мягкого» псевдодемократического принуждения действующей власти к безоговорочной капитуляции. 

 

 Час от часу возникающие «вспышки» забастовок и стачек непроизвольно возвращают нас к давно, казалось бы, пройденной хрестоматийной исторической теме штрейкбрехерства. В исконном академическом понимании штрейкбрехер – это лицо, отказавшееся участвовать в забастовке или нанятое администрацией для замены бастующих. Разумеется, данное определение будет воспринято, только если речь идет о преобладании экономических причин: нанятый за ту же или меньшую сумму работник, таким образом, подрывает надежды основного персонала на предполагаемое в дальнейшем всеобщее повышение заработка. Но, если речь идет о большой политике, ситуация складывается совершенно иная. Сегодняшний штрейкбрехер по-белорусски личным примером наглядно иллюстрирует известную пословицу «И сам не гам, и другим не дам»: то есть, увольняться не собираюсь, но и на баррикадах – как в свободное, так и в рабочее время – на всякий  случай, помитингую. Согласимся, куда справедливее и честнее в таком случае просто уступить место другим – тем, кто собирается работать, а не бастовать. Тем более что в Беларуси имеются возможности и трудоустроиться, и переучиться, если в том есть необходимость, и открыть собственное дело – было бы желание. То бишь, штрейкбрехер образца начала XXI столетия, в отличие от своих предшественников, не тот, кто идет работать, снижая расценки до минимума, а тот, кто, получая неплохую зарплату, отказываясь выполнять возложенные функциональные обязанности в полном объеме, попросту говоря, не дает работать и зарабатывать другим.

 

Некоторые выводы из непродолжительной сумбурной стачечно-забастовочной эпопеи можно сделать уже в настоящий момент. Закордонным и местным ненавистникам существующей белорусской власти для ее принудительного, маскируемого под «добровольное», трансфера непонятно и неизвестно кому, постоянно требуется свежее пушечное мясо, рекрутируемое из новых категорий населения. Поначалу ставка делалась на молодежь и безработных, теперь настала очередь рабочего класса. А чтобы прочнее удержать легковерную добычу на крючке, в качестве альтернативы возможному увольнению предлагается переобучение и трудоустройство на новом месте у нового нанимателя. Вот только почему-то не найти пока на бескрайних информационных просторах интернета показательных примеров, кому же так «несказанно» повезло.

 

Между тем общий экономический ущерб от протестов и забастовок в Беларуси уже оценен примерно в пятьсот миллионов долларов. Увы, не минуло «старое новое» протестное веяние и Брестчину: сразу на нескольких информационных ресурсах появилось сообщение о прекращении работы Жабинковского сахарного завода. Впрочем, опасения оказались, мягко говоря, чрезмерными и надуманными. Вот как официально прокомментировал ситуацию заместитель генерального директора предприятия Сергей Попко:

 

  «У нас состоялось собрание трудового коллектива с участием профсоюзной организации, с приглашением представителей местных органов власти. Также участвовал начальник милиции. Это было в нерабочее время, в обеденный перерыв. Собрались все в клубе предприятия, люди получили ответы на интересующие вопросы в связи с ситуацией в стране и разошлись по местам. Никаких требований – политических, экономических, дисциплинарных, трудовых – не выдвигалось. Призывов о прекращении работы либо какого-то недовольства не было, люди вернулись на свои рабочие места, и сегодня тоже они все на работе.

 

В настоящее время коллектив предприятия занят подготовкой к сезону переработки сахарной свеклы нового урожая, в цехах идут плановые ремонтные работы. Завод готовится к пуску, который предположительно состоится в сентябре.

 

Сейчас очень ответственный и важный период. Если мы не подготовим завод, свекла ждать не будет. Задействован весь коллектив, мы на полной рабочей неделе, у каждого есть чем заняться. Поэтому ходить и бастовать нам некогда».

 

К слову, белорусское государство делает все возможное для того, чтобы сохранить собственную сахаропроизводящую отрасль. В частности, для отечественного и импортного сахара установлена единая минимальная цена, защищающая от демпинга, – это помогает нашим профильным производствам удержаться на плаву. А ведь удержать прочные позиции непросто даже на внутреннем рынке: помимо Жабинковского, в республике действуют еще три аналогичных предприятия – в Скиделе, Слуцке и Городее. Остановись даже ненадолго Жабинковский завод – и это ощутимо отразится на машиностроении, выпускающем, помимо прочего, технику для уборки сахарной свеклы, на культивирующих ее сельхозпредприятиях. Да и выиграет хотя бы что-то сам райцентр, город-спутник Бреста?

 

 Остается добавить, что в данный момент, по словам председателя Брестского горисполкома Александра Рогачука, все предприятия города работают в штатном режиме, в том числе и «Газоаппарат», где ранее также наблюдались признаки волнений.   Будем надеяться: пелена упала с глаз, и возобладал здравый смысл. 

 

Евгений ЛИТВИНОВИЧ   

Опубликовано: 09:00 - 21.08.2020г.
Поделиться новостью

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться/зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.