Со 2 апреля магазины секонд-хенд работают по-новому: что изменилось?

Со 2 апреля в секонд-хендах не будут продавать новый товар вместе с подержанным: что о новшествах думают в Бресте

 

Секонд-хендам запретили продавать в одном торговом объекте новые и бывшие в употреблении меховые изделия, обувь и одежду. При этом табу не распространяется на белье. Новые и подержанные товары не смогут больше соседствовать также в одной товарной секции. Исключение составляют только букинистические издания.

 

Обе эти нормы регламентированы постановлением Совмина № 774 от 30 декабря 2020 года, которое вступило в силу в пятницу – 2 апреля. Каким образом новшества отразятся на работе торговых объектов и не пострадает ли в конечном итоге покупатель, попытаемся выяснить на примере Бреста.

 

Такой пристальный интерес к магазинам одежды «из вторых рук» возникает не впервые. Отечественные производители швейной и трикотажной продукции не раз упрекали эти субъекты хозяйствования в нечестной конкуренции. Чуть более года назад вопрос снова прозвучал из уст «Беллегпрома». Суть претензий содержалась в том, что секонд-хенды, прикрываясь продажей подержанной одежды, на самом деле реализуют стоковые вещи (нераспроданные остатки коллекций известных брендов. – Авт.). Руководитель концерна Татьяна Лугина отметила, что в таких торговых объектах примерно 70 процентов нового товара, а это означает, что при ввозе в страну его нужно растаможивать и платить пошлину. Чего, по ее мнению, владельцы магазинов не делают. В то время как отечественные швейники обложены налогами. Татьяна Лугина предложила властям заняться регулированием деятельности секонд-хендов – чтобы все было по-честному.

 

Результатом инициативы, собственно, и стали нынешние нововведения. Накануне дня, когда они должны были вступить в силу, мы прошлись по брестским секондам и с удивлением обнаружили, что во многих магазинах либо не слышали о новых правилах, либо считают, что на них они не распространяются.

 

– Нас это точно не коснется, – рассказали в одном из секонд-хендов на проспекте Машерова. – Разумеется, в общей массе у нас встречаются и новые вещи, но это просто вещи в хорошем состоянии – без следов износа. И, конечно, их не большинство. Ведь по сути, если человек за рубежом купил себе что-то в магазине, но, ни разу его не надев, отдал во «вторые руки», разве такой предмет гардероба можно считать новым? Он без упаковки и этикетки, значит, это уже вещь, бывшая в употреблении.

 

 

 

 

Впрочем, здесь не исключают, что некоторые предприимчивые бизнесмены действительно могут ввозить в Беларусь новый стоковский товар под видом старого. Хитрецы бросают тень на всех участников рынка в целом, но это не значит, что таковых подавляющий процент.

 

– Разве мы должны расплачиваться за то, что кто-то там проворачивает какие-то аферы? – недоумевают в магазине. – Ведь если товар надлежащего качества посчитают новым и обложат нас пошлинами при ввозе, то цена на такие вещи поднимется в разы. Это в первую очередь ударит по покупателю. Да и сами владельцы секондов рискуют прогореть.

 

К слову, некоторые покупатели явно наслышаны о том, что грядут изменения в плане работы магазинов. В одной из таких точек в Бресте довелось наблюдать любопытный диалог.

 

– А что, вы больше не будете продавать новые вещи? – интересовалась посетительница, пояснив, что она где-то читала о предстоящих новшествах. А поскольку покупала здесь раньше новую одежду, то решила уточнить, сможет ли иметь такую возможность и в дальнейшем.

 

– У нас все вещи б/у, – разъяснила продавец. – Просто есть товар категории «люкс», который выгодно отличается от всего остального предложения отсутствием следов носки. Он в отличном состоянии, но это все равно не новые вещи по своей природе. Не думаю, что изменения нас затронут. Может, это касается магазинов, где для каждой единицы товара установлена индивидуальная стоимость, а у нас весь ассортимент продается на вес. Цена отдельно взятого предмета определяется исходя из цены одного килограмма.

 

Новая вещь, как нам разъяснили в другом магазине, обязательно должна иметь размерный и модельный ряд, а также получить сертификат для продажи в нашей стране. А как оформить сертификат в случае с одеждой «из вторых рук»? Бизнесмены, которые закупают товар оптом, даже не всегда знают, кто его производитель, и все вещи, как правило, в единственном экземпляре. К слову, именно это и является самым привлекательным для клиентов подобного рода торговых объектов – возможность найти что-то уникальное, чего не будет ни у кого в городе, по адекватной цене.

 

 

 

 

–  В масс-маркетах, торгующих одеждой, ассортимент примерно одинаковый, – говорит продавец секонд-хенда в микрорайоне Ковалево. – На рынке тоже нет особого разнообразия, поэтому к нам и приходят. Это заблуждение, что клиенты секондов – в основном малоимущие люди. Встречаются и очень состоятельные посетители, которые ищут что-то оригинальное, брендовое. Понятное дело, новые вещи имеются, но их даже близко не 70 процентов. И, честно говоря, большинство таких вещей разметается «своими» еще до того, как попасть в зал. До покупателя они даже не доходят. 

 

В любом случае в этом запутанном вопросе – что есть новое, а что – подержанное и насколько честны секонд-хенды, прежде всего, перед своими же покупателями – будут разбираться проверяющие. В управлении торговли и услуг горисполкома Zarya.by сообщили о запланированных мониторингах. Они будут проходить с апреля по май. Следить за ситуацией будет и Zarya.by.

 

 

Галина ПОДОЛЬСКАЯ   

Опубликовано: 06:53 - 02.04.2021г.
Поделиться новостью