С блокнотом или пулеметом: чем занимался Роман Протасевич на Донбассе?

«Рано или поздно война закончится. И что дальше? …Наемники и добровольцы уже не расстанутся с оружием и к нормальной жизни уже вряд ли вернутся. Ведь они, по словам нашего земляка с кличкой-позывным «Ким», которого ветрами Майдана занесло в Украину, «переживали настолько сильные эмоции: леденящий страх, ярость», что стали настоящими «псами войны». Настолько настоящими, что им уже «…тяжело видеть, что люди отдыхают, живут своей жизнью». …И останется им играть дальше – только в другую игру». Эти строки в материале о белорусах, воевавших на Донбассе, я написал в 2015-м, и, как показали последующие, особенно недавние события, для «Кима» эта опасная «игра» продолжается до сих пор.

 

Предположение о том, что белорусский националист «Ким» и главный редактор деструктивного телеграм-канала «Нехта» Протасевич один и тот же персонаж, возникло у меня еще в прошлом году, после выхода в эфир его интервью российскому журналисту Юрию Дудю. В нем Протасевич открыто рассказывает о том, что принимал участие в событиях на Майдане, где ему «Беркут» разбил голову, и в зоне АТО, где он получил уже боевое ранение. Вот только удивительно было слышать его слова, что он был в Украине всего лишь «фрилансером-журналистом» и «выполнял только журналистскую работу», а на уточняющий вопрос Дудя, участвовал ли он в боевых действиях, твердо ответил, что нет.

 

Но я же хорошо помню, как в июне 2015-го этот «фрилансер-журналист» в интервью украинскому изданию «Фокус» заливался другим соловьем и, видимо, без оглядки на последствия: «По происхождению я белорус, украинец и поляк. На Майдане был около месяца. Во время столкновений получил черепно-мозговую травму и уехал домой в Минск. Это был мой первый визит в Украину. От советской власти пострадало много моих родственников. Возможно, поэтому судьба украинцев мне небезразлична: я считаю, что у белорусского и украинского народа общий враг – Кремль. Последние годы меня преследовали белорусские власти: я долго был в оппозиции, но потом в ней разочаровался. Я националист, считаю себя умеренно-правым. Когда началась война на востоке Украины, я не мог остаться в стороне. Пытался вступить в батальон «Донбасс», но не получилось: не дозвонился по указанным в социальной сети телефонам. Потом узнал, что белорусский отряд «Пагоня» набирает добровольцев для участия в боевых действиях в АТО. Написал им. Спустя какое-то время меня пригласили на собеседование. У меня не было военного образования и опыта участия в боевых действиях. Я журналист. У меня была возможность попасть в «Азов», «Айдар» или «Донбасс». Я был в самом первом наборе, поэтому оказался в «Азове». В Украину приехал в июле (2014 года. – Прим. автора). В батальоне мы проходили тактическую и медицинскую подготовку. Потом был курс молодого бойца и отправка в АТО. На войне каждая минута непредсказуема. Можно пить кофе в окопе, а через секунду умереть. Это огромное испытание: за один день я потерял двух очень близких друзей. Во время первых ротаций было тяжело видеть, что люди отдыхают, живут своей жизнью. Как так? Мы приехали защищать вашу страну, а вы бухаете по клубам, жалуетесь, что всё плохо, и ничего не делаете. Теперь, после долгого пребывания на фронте, понимаю, что война не для всех. Я воюю для того, чтобы эта мирная жизнь такой и оставалась. Ребята, которые не прошли войну, в чем-то счастливее меня: они не знают многого. Но в чем-то у меня есть перед ними преимущество: я понимаю реальную цену жизни, цену дружбы гораздо больше, чем они. Они не переживали настолько сильные эмоции: леденящий страх, ярость. Я участвовал во всех операциях «Азова», был ранен. Ни разу не пожалел, что ввязался во всё это. Я не чувствую себя инородным телом внутри организации: я такой же боец, как и все».

 

 

Думаете, на этом «Ким»-Протасевич остановился? Нет, конечно. Медные трубы – то еще испытание. В сентябре все того же 2015-го интервью с «Кимом» на белорусском языке публикует «Радио Свобода». Там он уже подробно, в деталях и красках расписывает, почему и против кого приехал воевать, как проходил отбор в «Азов», как был ранен 22 марта попав под минометный обстрел на передовой линии у поселка Широкино, называет себя и своих «побратимов» профессиональными бойцами и воинами. Рассказал он и о своем первом бое: «Что касается ощущений в плане первой стрельбы из оружия в боевой ситуации – то у меня в голове была только одна мысль: «Либо ты, либо тебя». Впрочем, я ни о чем не жалею». Заметьте, ни о первом своем репортаже рассказывает этот «журналист», а именно о бое, да, собственно, о журналистской деятельности «Кима» в зоне АТО в обоих интервью нет ни слова.

 

Под более пристальное внимание СМИ «украинская» часть биографии Протасевича вновь попала лишь после того, как его сняли с самолета в Минске, задержали и отправили в СИЗО. Вначале в интернете всплыла фотография на обложке журнала «Черное солнце», на которой был запечатлен человек в камуфляжной форме с нарукавным шевроном добробата «Азов», вооруженный автоматом с подствольным гранатометом, очень похожий на Протасевича. Затем были опубликованы снимки из его мобильного телефона, датированные 2015 годом, на которых он уже с пулеметом в руках. Некоторые из «побратимов» его тут же признали, но заявили, что белорус Рома лишь «рисовался для картинки» и в боях не участвовал. То, что Протасевич находился в батальоне «Азов», подтвердил и его бывший командир Билецкий: «Да, Роман действительно вместе с «Азовом» и другими военными частями боролся против оккупации Украины. Он был с нами в Широкино, где получил ранения. Но его оружием как журналиста был не автомат, а слово».

 

«Отмазки», надо сказать, так себе, притом, что в открытых источниках не обнаружено ни одного репортажа или публикации Протасевича, на тему конфликта на востоке Украины, а фотографий вооруженного до зубов «журналиста», отчисленного в свое время с первого курса факультета журналистики – предостаточно. Даже если «фрилансер-журналист-недоучка» не знал, что, согласно международному гуманитарному праву, журналисту не разрешается брать в руки оружие даже для самозащиты, так незнание законов не освобождает от ответственности! Взявший в руки оружие уже не журналист, а участник вооруженного конфликта. Так что обвинения «в гибели и ранении мирных граждан, разрушении и повреждении гражданской инфраструктуры» вполне обоснованы.

 

Олег ГРЕБЕННИКОВ

Опубликовано: 14:15 - 08.06.2021г.
Метки:
Поделиться новостью