А у нас иммунитет к навязыванию перемен

Видимо, окончательно уверовав в то, что нет пророка в своем Отечестве, подавшиеся за его пределы оппозиционные «оракулы» заранее начали предрекать приход в Беларусь с наступлением солнечных дней новой протестной «волны». Уже сейчас становится очевидным: вряд ли этим гаданиям на кофейной гуще суждено сбыться. Ошиблись – с кем не бывает: вопреки озвученным предсказаниям, начало весны 2021-го выдалось мирным, тихим и спокойным.

 

К слову, с нынешней порой года определенные схожие ожидания и надежды связывают наиболее известных наших играющих в большую политику эмигрантов. «В моих планах, конечно, стоит весеннее возвращение в Минск. И я бы хотела вернуться в новую страну. Все зависит от нас. Если нас выйдет на площадь миллион, это будет другая страна. Надо работать, отвоевывать то, что называется серой зоной: завоевывать людей, которые еще не выбрали, на чьей они стороне. Я всегда была человеком, который выступал против войны и крови. Тем не менее время идеализма прошло, весна потребует от нас жесткого реализма», – откровенно высказывалась в сентябре прошлого года, находясь в Берлине, член президиума незаконного Координационного совета писательница Светлана Алексиевич.

 

Аналогична вышеприведенной и позиция Светланы Тихановской, которая в январе точно так же убедительно заявляла: «Жители Минска по-прежнему по выходным устраивают акции протеста. Правда, их значительно меньше – непросто стоять на улице в десятиградусные морозы. Со стороны кажется, что ничего не происходит. Сейчас зима. Белорусы подустали и накапливают силы. Но процессы идут, к весне мы консолидируемся. Я хочу безопасно вернуться домой. Но против меня возбудили два уголовных дела и объявили в международный розыск. Вернуться – значит пожертвовать собой. Наступит день, когда я решусь на это». Однако и по сей день громкое намерение так и остается словами.

 

Внезапно взыгравшая ностальгия по родине или нереализованные политические амбиции зовут Тихановскую домой – не это главное. Куда важнее то, что обе Светланы, скорее всего, хотят вернуться в Беларусь национальными героями на гребне славы: Тихановская – ради организации новых президентских выборов, о чем и было заявлено, Алексиевич – по своим личным мотивам.

 

Ни ЕС, ни ОБСЕ, ни Евросоюз, на которые так рассчитывала Тихановская в вопросе договоренностей с белорусскими властями о безопасном возвращении, – то есть, без наказания, не оказали ей никакой помощи, кроме слов поддержки. И теперь к самопровозглашенному «нацлидеру» и остальным представителям эмигрирующей оппозиции приходит четкое осознание того, что никакого триумфального приезда на родину не будет, ибо попытка свергнуть «режим», по максимуму задействовав своих же соотечественников, провалилась с треском, и ее повторение в любом – том же или ином формате – точно также предсказуемо завершится, возможно, даже не начавшись, столь же оглушительным провалом.

 

Казалось бы, теоретических сценариев «цветных революций» и подобного же рода мероприятий, не единожды успешно опробированных на практике в разных странах мира, предостаточно. А вот в Беларуси – не задалось, хотя по соответствующим «методичкам» Джима Шарпа и прочих подобного рода общественных деятелей были испробованы все возможные направления массированных атак на государственные устои порядка и стабильности. Неоднократные призывы к забастовкам – всеобщим и точечно-локальным на конкретных предприятиях – так и не нашли массовой поддержки, вследствие чего ни один из объявленных «стачкомов» не получил сколько-нибудь заметно ощутимого влияния в трудовых коллективах, де-факто существуя и действуя разве что виртуально или на бумаге. Тот самый громко разрекламированный «народный ультиматум», подобно лакмусовой бумажке, выявил ничтожность процента тех, кто на это повелся. Не удалось воплотить и замысел принудительной смены власти через широкое задействование «девушек с ленточками». Возможно, зрелищный вид верениц приветливо улыбающихся девичьих лиц, безобидно-невинная, казалось бы, атрибутика, показная демонстрация мирных намерений у кого-то вызывали позитивные эмоции и даже симпатии. Вместе с тем нельзя не понимать: скорее всего, многие из этих барышень даже не задумывались и не осознавали, что их миссия в случае успеха по конечному результату была бы абсолютно идентичной агрессивному протесту радикального толка. Применяя разные методы, словно разделившись в игре на «хороших» и «плохих», и активно протестующие, переходящие в наступление на милицию мужчины, и уговаривающие ее «перейти на сторону народа» представительницы женского пола преследовали по факту одну и ту же цель – «расчистить» улицы от правоохранителей, убрать заслоны на своем пути, тем самым предоставив самое широкое поле для последующих противозаконных, на грани, а то и за гранью криминала, революционных действий.   

 

 

Очевидно: победное возвращение эмигрировавших «демократов» в Беларусь гипотетически возможно лишь в случае победы уличного протестного движения. Соответственно, шансы увеличиваются, если его сила будет постоянно крепнуть, чего нет и не предвидится: недавно Тихановская была вынуждена открыто признать, что оппозиция в Беларуси «потеряла улицы». При таком раскладе для наполнения парусов уличного протестного движения разрушительной всепоглощающей энергией толпы требуется катализатор более сильный, нежели уже звучавшие не раз призывы к противостоянию власти через забастовки, ультиматумы и так далее.

 

И этот катализатор – давний, проверенный веками и эпохами – уже задействован. В то время, когда нынешний 2021-й объявлен в Беларуси Годом народного единства, за рубежом планомерно разжигается раздор между соотечественниками – белорусами. Этот раздор заботливо упаковывается в содержание скандальных «фильмов-расследований» и провоцируется преимущественно по социальному признаку. Наглядное подтверждение тому – последнее творческое детище небезызвестного Степана Путило и компании, нашпигованное оскорбительными, унижающими человеческое достоинство эпитетами в адрес – персонально и оптом – представителей действующей власти, общественных организаций, народных избранников. На протяжении почти полутора часов зрителю постоянно вдалбливается нехитрая мысль из разряда нафталинной демагогии: без всех этих людей жить станет лучше, вот сменим власть – тогда по-настоящему и заживем, все в твоих руках – действуй! Однако вся эта «накачка» неприязнью и неприятием белорусского государства и огулом всех, кто его представляет, производится отнюдь не ради всеобщего же белорусского блага, но исключительно для великих потрясений и переломов, обычно долго, не одно поколение аукающихся человеческими драмами и трагедиями. Замысел режиссеров понятен: накануне назначенной ими же на 25 марта даты «Х» взбудоражить людей, чтобы вывести подконтрольную толпу на улицы.

 

По факту же сегодня можно констатировать: «заморозила» уличные протесты не только холодная зима, и никакой эпатажный, без цензуры и моральных приличий, искусно подталкивающий к разобщению, но не единству агитпроп их не «разморозит». Ведь подавляющее большинство наших граждан видит, оценивает и анализирует происходящее у себя в республике своими глазами и мозгами, без ненужных «подсказок» деструктивных телеграм-каналов на тему «что делать». К нынешней весне страна успела переболеть синдромом политического самовыражения на баррикадах, вирусом радикализма, за относительно небольшой период приобрела стойкий иммунитет невосприимчивости к навязыванию перемен ради перемен.

 

Каждой стране рано или поздно приходится сталкиваться с форс-мажорными обстоятельствами и переживать нелегкие времена. И здесь нет исключений даже для признанных сверхдержав. Но где бы то ни было, эффективность власти везде и всегда измеряется по шкалам эффективности управляемости, а также, если экстренно потребуется, умению держать удар.

 

После августа прошлого года Беларуси удалось то, что оказалось не под силу другим республикам постсоветского пространства – пройти испытание на прочность. Да, кто-то по-быстрому «переобулся», ушел в оппозицию или в тень, однако десятилетиями последовательно выстраиваемая система социально ориентированного государства, где во главу угла ставятся, прежде всего, интересы простого человека, несмотря на то, что ее гнули и ломали снаружи и изнутри, все же выстояла. И что бы ни говорили и ни писали ангажированные эксперты, тем более проживающие за рубежом, кем и чем бы ни пугали, лишний раз нервируя почем зря добропорядочных обывателей, Беларусь, как и прежде, живет в привычном буднично-деловом ритме: коммунальники оперативно справляются с негативными последствиями природных катаклизмов, в необходимых объемах обеспечивают теплом жилые дома даже при сильных морозах, врачи остаются на передовой борьбы с ковидом, ежесуточно восстанавливая здоровье сотен и тысяч пациентов, школы, профтехучилища и вузы сеют разумное, доброе, вечное, по графику работы общественного транспорта можно сверять часы. За редкими единичными исключениями зарплаты и пенсии выплачиваются вовремя и в полном объеме, государство контролирует ценообразование на продовольственные товары, лекарственные средства и платные медицинские услуги: предпринимаемые меры направлены на сохранение существующего уровня материального благосостояния граждан. То есть, объективных серьезных причин и предпосылок для успешного «перезапуска» уличного протестного движения в Беларуси, тем более его победы, нет.

 

И пора уже признать это Тихановской, Путило и иже с ними.

 

 

Глеб МАЙСКИЙ

                                                    

              

                     

 

 

Опубликовано: 05:05 - 21.03.2021г.
Поделиться новостью