Святая гора Афон глазами отца Николая

«Сходи со мной на Афон» — так называется книга настоятеля Свято-Николаевской церкви в деревне Лебеда Гродненской области иерея Николая Охотницкого, которую я прочитала на одном дыхании. Но Афон настолько богат на интересных людей, на историю,  на впечатления, что я еще раз перечитала путевые заметки.

Мне пришли на ум слова православного писателя и публициста Владимира Крупина: «Афон – это навсегда. Не видел его – тянешься к нему. Увидел – никогда не забудешь». Со мной вышло по-другому: я увидела Святую гору  глазами отца Николая, и он влюбил меня в это святое место!  Но прежде чем взять эту книгу в руки, а иначе говоря – взять посох и отправиться в увлекательное путешествие, я посоветовала бы вооружиться картой Святой горы, чтобы иметь представление о географическом расположении монастырей. А их на Афоне, кроме скитов, келий, калив, карулий – двадцать! Афонские монастыри – это настоящие музеи и вместе с тем величественные крепости с мощными стенами на каменистых горных склонах. В них в изобилии мощи святых православных апостолов и великомучеников первых веков христианства, священные реликвии, богатые библиотеки с уникальными старинными книгами, собраниями драгоценной   утвари, древних фресок и мозаик. Как пишет Николай Охотницкий: «Здесь, на Афоне, куда ни посмотри, под любым углом и ракурсом, везде симфония, которая создана для глаз. Здесь можно лечить болезни созерцанием окружающих видов».

Ну что, пойдем по его проторенной для нас дорожке… «Если не путешествовал по Афону пешком, то на Афоне не бывал» – с таким девизом батюшка прибыл на Святую гору. Начало пути. Древнейшая обитель Ксилургу – место, где зарождалось русское  монашество. Храмы этого монастыря поначалу были из дерева, и тех, кто их строил, называли древоделами: от  греческого  слова «ксилургу» – плотник или древодел. Здесь принял постриг преподобный Антоний Печерский – родоначальник древнерусского монашества и основатель Киево-Печерской лавры. Дальше дорога ведет в скит Святого пророка Ильи, основанный преподобным Паисием Величковским, переводчиком святоотеческих текстов. Скит подчинен монастырю Пантократор (Вседержитель). Волны Эгейского моря бьются о скалу, на которой стоит этот величественный монастырь. Обитель обладает одной из замечательной коллекцией древних икон, здесь хранится единственная византийская икона с изображением Богоматери в полный рост и в молитвенной позе – «Герондисса» (Старица). Монастырь Ватопед, второй по величию и славе на Святой горе, известен прежде всего тем, что является хранителем Пояса Пресвятой Богородицы. Здесь в ХIV веке подвизался в течение трех лет христианский богослов Григорий Палама, а в ХVI веке был пострижен средневековый писатель и богословский переводчик  Максим Грек.

В книге много интересных авторских отступлений. Отец Николай не только знакомит с историей возникновения монастырей, но и попутно ведет с читателем духовную беседу: нужно ли причащаться в паломнических поездках, о том, чтобы духовная жизнь прихожан не превращалась в охоту за святынями и чудесами, о спасении души, о Божией воле, вспоминает наставления своего духовного отца – известного петербургского священника протоиерея Василия Ермакова, старца Николая Гурьянова, к которому он приезжал с семьей.

На протяжении всего маршрута отца Николая сопровождала молитва, и как он сам пишет, на которую опираешься, как на второй посох. Его сердце всегда откликалось на все, что его окружало на Афоне: «…бывая у прославленных образов Пресвятой Богородицы, всегда чувствуешь, что это окно в небо сейчас открыто и твой слабый голос там, наверху, слышат». Ведь на Святую гору паломники приезжают, чтобы в земном уделе Божией Матери  приобщиться к подвигу афонских монахов и воочию увидеть их будни. Отец Николай напрямую общался с монахами, присутствовал с ними на службах, завтракал за общим столом.

День второй начался с посещения древнейшего храма Протата в честь Успения Пречистой – духовного центра  столицы Афона Кареи, в котором  сохранились до наших дней фрески XIII века, мраморный иконостас. Кутлумуш – православный монастырь, в котором хранятся фрагмент Животворящего Креста Господня, часть стопы праведной Анны, глава Святого Алипия Столпника, кисть мученика Евстратия, частица мощей Марии Магдалины. Монастырю принадлежит келия «Панагуда»  преподобного Паисия Святогорца. Следующая остановка в Иверском монастыре, основанном грузинами на северо-востоке полуострова. В обители больше, чем в любом другом монастыре на Святой горе, святых мощей. «В лоскуты израненного сердца бережно завернул теплоту от встречи с еще удивительной иконой, будто чудотворное снадобье» – так отец Николай написал о главной реликвии монастыря и одной из главных святынь Афона –  Иверской иконе Божией Матери «Вратарница», названной так, потому что в течение многих веков она находилась над вратами монастыря и  оберегала святые земли.

Пребывание на Святой горе испытывает паломника на физическую выносливость, и эта участь не обошла стороной и автора книги. Пробираясь через заросли дикого леса в сторону самого маленького монастыря Ставроникита, отец Николай анализирует о том, что в жизни надо быть сильным не только физически, но и морально – чтобы выстоять все жизненные перипетии: «В духовной жизни обычно так и бывает: знаешь, куда идти, думаешь, что справишься сам, и вроде бы цель видна, и рукой подать… А как заблудишься на ровном месте и выбраться не можешь, измучаешься весь, пока не возопиешь к Небу». На службе в обители Андрея Первозванного он, «оглядевшись по сторонам, почувствовал себя дома, среди среднерусского храмового зодчества. Наши русские святые вглядывались в меня… и потекла молитва:  о прихожанах, о близких людях, о далеких и чужих, об обидчиках и обидимых. Я молился осознанно и горячо…» А после службы «вдруг стало ясно и понятно, что это не мы прикладывались к мощам святых, а святые встречали нас…». Это лишь маленькая толика его раздумий и переживаний, его духовный  портрет. Отец Никола      й располагает к себе своей скромностью и искренностью: «Если я не запутаюсь в своей воле и сумею различить тихий голос Божий в сердце, то, возможно, в душе что-то поправится, изменится, и я чем-нибудь сгожусь для Неба». Как в жизни, так и в книге он живой, открытый человек. В этом его сила и как священника, и как духовника. Могу смело об этом утверждать, потому что имела честь быть на его службах в Лебеде, слушать его проповеди. К нему прихожане тянутся всей душой со всех уголков Беларуси. Но отцу Николаю о себе еще есть что рассказать как о творческой личности. Например, он снял фильм о младенце-мученике Гаврииле Белостокском.

День третий, последний. Дальше паломничество продолжалось по южному побережью Афона, ландшафт которого сильно отличается от северного: «Походите со мной по Афону, разделите мою радость о том, что гноящаяся рана моей души стала подсыхать, затягиваться новой кожей». Впереди у отца Николая новые впечатления и духовные потрясения от посещения монастырей Святого Павла (Ксиропотамского), Дионисиата, в котором находятся узы апостола Павла и локоть Святого Иоанна Предтечи Крестителя Господня, обители Григориат, Пантелеимонова монастыря, Ксенофонта и Дохиара. И напоследок – напутствие от отца Николая: «На посох веры всюду опирайся и никогда в пути не пропадешь».

Ну а я по сей день брожу и брожу по дорогам Афона – интересуюсь новой и не только литературой об этом святом месте, которое дышит  историей на каждом шагу. Чтение про Афон очень занимательно и поучительно… для души.

Светлана КУЗЬМИЧ

Опубликовано: 02:00 - 19.04.2021г.
Поделиться новостью