Монахиня Варсонофия расписывает Свято-Евфросиньевский храм в Дрогичине

В Дрогичине по улице Ленина, 123 продолжительное время ведется грандиозная стройка. В основном на пожертвования прихожан в райцентре возводится величественный храм в честь Евфросинии Полоцкой – первой белорусской женщины-святой, которая всю свою сознательную жизнь посвятила Богу.

 

Первые сваи будущего Свято-Евфросиниевского храма, как рассказал благочинный церквей Дрогичинского округа протоиерей Иоанн Пинчук, были забиты в 2009 году. Только спустя десять лет наружные строительные работы удалось завершить. В прошлом году приступили к внутренней отделке новостройки. Параллельно ведется роспись церкви. Этим занимается иконописец монахиня Варсонофия.

 

Татьяна, Анфиса, Варсонофия

 

– По паспорту я Татьяна Талатай. Родилась в Дрогичине. После окончания школы училась в Бобруйском художественном училище. Затем работала художником-оформителем в местной библиотеке и городском Доме культуры. Окончив Слонимское духовное училище, которое сейчас преобразовано в отделение церковных искусств при Минской духовной семинарии, была инокиней Анфисой. Теперешнее мое имя – Варсонофия. В данный момент преподаю иконопись и одновременно являюсь заведующим отделением.

 

Я воспитывалась в верующей семье и любила рисовать. Логическим продолжением личных художественных устремлений стало то, что в 12 лет на бумаге формата А2 написала первую икону (Богородицы), которая хранится в родительском доме. Тогда показала детский «шедевр» маме и священнику. В Сретенском храме Дрогичина в то время служил отец Петр Пинчук. И он сказал, что ее можно освятить. Фактически уже тогда я получила благословение писать иконы.

 

 

 

 

Пока работала художником-оформителем, мысль писать иконы меня не оставляла. Периодически что-то творила и на бумаге, и на холсте. Случайно в библиотеке по радио услышала объявление, что в Слонимское духовное училище набирают учащихся на отделение иконописи. Я всё бросила и уехала туда учиться. Это был 2000 год.

 

На моем курсе учились десять человек. Обучение было трехгодичное, но я освоила программу за два года. Приблизительно через полгода написала образ по канонам – на доске яичной темперой. Это была икона Жировицкой Божией Матери.

 

После окончания духовного училища два года в Слониме трудилась на приходе, для которого написала иконостас. Также расписала иконостас для церкви в агрогородке Именин Дрогичинского района.

 

Для создания икон использую различные материалы: пигменты (сухие порошки), дробленые камни, минералы, землю, которые смешиваются с яичной эмульсией. Для росписи стен в храме есть другая технология. Сейчас я пишу красками на силикатной основе, которые не создают пленку. Благодаря этому стены дышат.

 

Для написания икон необходимо получить благословение. Также перед началом иконописания совершаю молитву святым – покровителям иконописи: апостолу Луке (по преданию написал первую икону Богородицы), преподобному Алипию (иконописцу Печерскому), преподобному Андрею Рублеву. Обязательным для меня является покрытая голова.

 

 

 

 

Предназначение

 

– Постигая искусство иконописи, я поняла, что это и есть мое предназначение.

 

Что касается выбора образа жизни, скажу, что мысли о монашестве периодически посещали меня. Сделать этот серьезный шаг мне помогло общение с монахинями, и я решила, что это обычные люди, которые по-другому живут, но я тоже так смогу. Тогда мне было 30 лет. Желание уйти в монастырь обсуждала со священником. Родителям об этом рассказала позже.

 

Вообще, считаю, что следует очень хорошо подумать, прежде чем ступать на монашескую тропу. Не стоит делать выбор в пользу монашества под воздействием внешних обстоятельств.

 

Сначала была послушницей. Послушничество – испытательный срок для тех, кто готовится к принятию монашества. Человек учится послушанию – одному из главных обетов монашества. Одновременно это тот период, когда можно уйти из монашества. Тогда, можно так сказать, зачалось мое духовное обучение. Через полгода я приняла постриг, став инокиней Анфисой. Сейчас я монахиня Варсонофия Слонимского Свято-Благовещенского женского монастыря. Мой небесный покровитель – преподобный Варсонофий Оптинский. Новое имя для монахов выбирает постригальный отец. Для меня постриг – это большая благодать, которая помогает вести нужный образ жизни.

 

Сбывшаяся мечта

 

– Я мечтала расписывать дрогичинский храм, как только началось его строительство.

 

Когда пришло время, предложила отцу Иоанну свою помощь. Честно говоря, даже переживала: а вдруг он мне откажет. Предварительно всегда вместе обсуждаем, изображение кого и где будет на стене. Также я составляю эскизы. Иногда случаются форс-мажоры. Например, от некоторых первоначальных задумок пришлось отказаться и вот почему. В куполе принято писать Спасителя. Но в купольном барабане, который слишком узкий, строители сделали ровную сферу, и пропорционально было сложно написать лик, поскольку было бы большое искажение. Поэтому там Крест и Благословляющая десница. А еще ангелы по бокам. В медальонах – пророки. Там, где паруса, изображены апостолы Марк, Иоанн, Матвей и Лука – авторы четырех Евангелий.

 

 

 

 

 

Купол, а не алтарь

 

– Начинали с купольной части, хотя, поскольку я женщина и после освящения алтаря не смогу туда зайти, думали вначале расписывать алтарь. В нем на конхе апсиды расположена Богородица Оранта (с греч. «молящаяся»). По бокам от нее – ангелы. Ниже икона Господа «Великий Архиерей». Всевышний сидит на престоле в архиерейском облачении. Рядом – Богородица и Иоанн Предтеча. Позже будут написаны святители Иоанн Златоуст и Василий Великий (составители литургии), а также покровители Брестчины – преподобномученики Афанасий Брестский и Макарий Пинский.

 

 

 

 

 

Когда писала Богородицу, ее изображение в высоту где-то 4,5 метра не сразу попала в пропорцию, пришлось Божию Матерь «поднимать». То есть первоначально написала ее чуть ниже. Сейчас об этом никто не догадается, потому что я закрасила, но если когда-нибудь будут работать реставраторы, то всё увидят.

 

Малая родина

 

– Бываю в Дрогичине примерно раз в месяц. Когда приезжаю расписывать храм, остаюсь на несколько дней. С небольшими перерывами работаю по двенадцать часов. Лучше, конечно, заниматься этим постоянно. Потому что иконы, которые пишу, и роспись храма отличаются по технике и мне приходится перестраиваться к краскам. Плюс надо каждый раз адаптироваться к высоте. И еще: общаться с родными и близкими – не очень хорошо для нас, монахов.

 

 

 

 

Трудности

 

– Первый мазок – это, наверное, самое сложное. Хотя, безусловно, поработав длительное время, болят и руки, и спина. Я – правша, но, когда правая рука устает, иногда приходится «переключаться» на левую. Это, как правило, бывает, если надо «раскрыть» роспись, то есть наметить основные цветовые пятна на ней, а также тогда, когда расписываешь большие объемы.

 

Что касается росписи, всегда начинаю с лика. Это самое важное. В конце наносятся надписи на церковнославянском. Раньше икона считалась завершенной, когда выполнена надпись. Вообще, люблю стенопись. Большой формат работ меня привлекает.

 

 

 

 

 

Когда работаю, погружаюсь в работу целиком. Люблю работать в полной тишине. Даже песнопения отвлекают.

 

Планы

 

– Надеюсь, что храм будет полностью расписным. Также хочу, чтобы одну из его стен украсили житийные моменты Евфросинии Полоцкой. Езжу в Спасо-Евфросиниевский монастырь (там хранятся мощи святой Евфросинии), чтобы вдохновляться и на будущий фронт работ, и для монашеской жизни.

 

 

 

 

 

Пожелания

 

– Хочу, чтобы все люди ощутили благодать Божию, которая покрывает и защищает нас. Но мы тоже должны сделать шаг навстречу Господу, который и есть Любовь.

 

 

Наталья МЕЧНАЯ
Фото автора

Опубликовано: 11:30 - 12.01.2022г.
Метки: ,
Поделиться новостью

Последние новости