Эффект интеграции

2 апреля 1997 года отдельной строкой вписано в новейшую мировую историю: эта дата заключения соответствующего Договора стала днем рождения во всех смыслах масштабного интеграционного образования в новом формате – Союза Беларуси и России. И поныне, почти четверть века спустя, от особенностей взаимоотношений между двумя странами-соседками напрямую зависят и настроения в гражданских обществах – соответственно, белорусском, российском, европейском и мировом.


Полный список распространенных человеческих фобий – то есть разного рода страхов, – включает десятки позиций. Ярые противники какого-либо сближения РБ и РФ в любых сферах, пусть даже и на обоюдную пользу, на протяжении достаточно длительного времени продолжают пытаться прививать боязнь интеграции – причем в отношении не только конкретного гражданина, но и целых народов.
Можно лишь предположить – с той либо иной степенью вероятности и точности – первопричины нагнетания истерии по данному поводу: делается это исходя из собственных убеждений либо согласно пунктам и условиям некоего коммерческого контракта. В битве за умы и влияние для таких «правдолюбов» нет каких-либо правил и ограничений: Россия позиционируется в ипостаси неприятеля, а то и откровенного врага, со времен очаковских и поныне. Их слаженными непрекращающимися усилиями изнутри и вовне понятие «интеграция» мало-помалу начинает восприниматься не иначе, как вызывающая неподдельный ужас «страшилка». И сейчас самый момент вновь задаться вопросом: а надо ли ее бояться, так ли страшен не упоминаемый всуе персонаж, как его малюют?


Как известно, любой страх в той или иной мере – логическая производная обыкновенного незнания. Ведь даже если просто обратиться к источникам для разъяснения, всё становится на свои места. Интеграция (от латинского – «восстановление», «восполнение», «соединение») – это процесс объединения частей в целое. Политическая интеграция – процесс сближения политических структур, направленный в сторону взаимного сотрудничества. Социальная интеграция – процесс установления оптимальных связей между относительно самостоятельными социальными объектами. Экономическая интеграция – процесс сближения, взаимоприспособления и сращивания национальных хозяйственных систем, обладающих способностью саморегулирования и саморазвития на основе согласованной межгосударственной экономики и политики. В общем, эффект интеграции – сугубо положительный, не предполагающий какого-либо запугивания и уже априори исключающий деструктивное влияние на психику.


День единения народов Беларуси и России – уместный информационный повод еще раз напомнить о том, что интеграция у нас и не только определенными заинтересованными силами с настойчивостью, оставляющей желать лучшего, искусно подменяется совершенно другим понятием – «поглощение». Но это, безусловно, отнюдь не слова-синонимы.


Чтобы внедрить и укоренить в общественное сознание псевдотождественность вышеназванных понятий, для борцов с интеграцией все без исключения средства хороши. Включая и предновогодние распиаренные декабрьские митинги в Минске, изначально, видимо, претендующие на массовость, выход большого количества людей на столичные улицы и площади. С упрямством непокорного Сизифа, раз за разом катящего камень в гору, акция за акцией измеряемое небольшими числами протестное движение фактически в буквальном смысле слова таяло снежинками на ресницах. Пятая по счету, состоявшаяся аккурат накануне новогоднего перезвона курантов, и вовсе оказалась по факту фантомной.

Как сообщали на тот момент СМИ, «к не согласованному с городскими властями мероприятию присоединились несколько десятков человек, часть из них вскоре его покинули, поскольку на улице минусовая температура».
За ширмой муссируемого недовольства правящей элитой Союзного государства явственно просматривалась совершенно иная цель: «раскачать лодку», рассорить Беларусь и Россию, развернуть их лоб в лоб друг против друга. Не получилось. Лежащий на поверхности ответ можно найти в одной из публикаций, посвященных провалившимся белорусским праймериз: «Собственно, требования к претендентам программируют, что они будут не просто оппозиционерами, но и еще с определенными «антироссийскими», «прозападными» пунктами программы. Трудно сказать, чего хочет рядовой избиратель, но как минимум в плане геополитических ориентиров взгляды оппозиционного актива и общества в целом заметно расходятся. Проведенный в декабре опрос Белорусской аналитической мастерской (BAW, Варшава) показал, что 74,6 процента белорусов, по сути, поддерживают сохранение отношений с Россией на теперешнем уровне – независимые, но дружественные страны с открытыми границами, без виз и таможен. А вот в оппозиционных структурах, которые организуют праймериз, популярна идея установления с Россией государственной границы. Это значит, что победитель праймериз почти наверняка должен будет во время президентской кампании занимать не самую популярную в обществе позицию в плане геополитических предпочтений». А еще это значит, что антироссийскому кандидату или кандидатам на победу в президентских выборах в Беларуси однозначно рассчитывать нечего.


Напугать отечественного обывателя уже не новой «страшилкой» не единожды старались и на волне особо актуальной нефтяной темы. Но в том-то и фишка, что в отличие от классического территориального поглощения одного государства другим, подразумевающего монополию принципов диктата, безаппеляционность и безоговорочность подчинения, интеграция предоставляет возможность садиться за общий стол и договариваться. Как это и произошло, когда не так давно в свет вышли материалы ведущих СМИ под броскими заголовками «Кремль не будет навязывать компаниям невыгодные условия поставки нефти в Беларусь», «Россия будет продавать Беларуси нефть без премии, готова компенсировать потери» и так далее.


Эскалация напряженности в обществе нарастает, когда появляются соответствующие веские причины – например, реальные угрозы государственной независимости и суверенитету. Но в современных условиях интеграции ничто подобное Беларуси не грозит: республика продолжает проводить самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику – это касается и ее собственной позиции по Крыму, и введения безвиза для иностранцев, и международных контактов на высшем уровне.


Состоялось ли за два десятилетия Союзное государство и в какой мере – вопросы из области полемики и риторики. Вместе с тем несомненно – многое сделано и продолжает делаться. Точно также очевидно: и ранее, и сейчас Россия означает для Беларуси больше, чем какая-либо другая страна ближнего и дальнего зарубежья.


Евгений ЛИТВИНОВИЧ

Опубликовано: 09:01 - 31.03.2020г.
Поделиться новостью

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться/зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.