Вот такое «кино»

В Голливуде новый фильм, сюжет которого практически полностью повторяет уже побывавший в прокате и снявший свою кассу, называют ремейком. Декорации игровых сцен, география и время событий, актеры в таких фильмах, как правило, другие, но вот основа – сценарий – остается неизменной.

 

Смотрю некоторые новостные видеоролики о том, что в минувшие выходные происходило в городах России, и сами собой напрашиваются ассоциации с киевским майданом, нашими августовскими событиями. Порой кажется, что кадры из Хабаровска, Москвы или Санкт-Петербурга были скопированы с минских, брестских и гродненских вплоть до мелочей.

 

Начинается это кино, как и положено, с завязки сюжета, и нам показывают стекающиеся к месту предстояния ручейки массовки изображающих борцов за «всё хорошее против всего плохого». Ракурсы самые разноплановые, но главная задача оператора – изобразить нескончаемый поток. Как и в белорусских сюжетах, мало кто из массовки может вразумительно объяснить на камеру, что такое «хорошо», что такое «плохо», и еще меньше задумывается о целях и возможных негативных последствиях этой «тусовки». Разница лишь в том, что, в отличие от наших «протестунов», поначалу выходивших на улицы с домашними тапочками в руках, российская массовка марширует с туалетными ершиками.

 

Затем наступает черед классической сцены, вписанной в сценарий как под копирку из методички Шарпа. В ней массовка поднимает свой боевой дух ритуальными хороводами и разогревается речевками-кричалками. Напряжение зрителя нагнетается мельканием на экране кадров с экипированными правоохранителями и стоящими перед ними на коленях экзальтированными дамами, с «яжематерями», тянущими в агрессивную толпу своих ребятишек и детские коляски, визжащими в истерике «Брось щиты!» и «Выпускай!» девочками, сжавшимися в жалком подобии сцепки. И тут по закону жанра на экране перед уже погруженным в тревожное ожидание развязки зрителем появляется первая кровь сакральной жертвы! Почему-то обязательно полуголого безрассудного чудака. Эмоции зашкаливают.

 

 

Наступает кульминация – битва «добра и зла». Мы видим горящие гневом взоры женоподобных юношей, бесстрашно бьющих правоохранителей со спины и, естественно, огребающих в ответ. Не обходится в этой сцене без кадров с бросающимися на щиты ОМОНа за «онижедетей» сердобольных тетушек, осыпающих проклятиями власть. Спортивного сложения парни, хорошо владеющие приемами рукопашного боя, сбивающие с ног и пинающие правоохранителей, швыряющие в них камни и бутылки в кадре тоже появляются, но как бы вскользь, фрагментом. Это традиционная особенность, я бы даже сказал фишка подобного «кино», когда репортажи монтируются так, что в кадр не попадает ни один пострадавший омоновец, а вот разбитые носы или синяки «борцов за свободу» светятся регулярно и только крупным планом.     И, наконец, финальная сцена – очередная жертва силовиков с надрывом, захлебываясь перемешанной с косметикой слезой, расписывает жуткие подробности пыток и надругательств, которые  сотворили с ней в автозаке или участке, и рассказывает об обязательном продолжении в следующей серии…

 

Конец. Титры. Но не ищите среди бегущих по экрану строк истинных имен и фамилий заказчиков, финансистов, сценаристов, продюсеров и режиссеров такого «кино». Творец одной из самых великих революций Владимир Ильич Ульянов (Ленин) писал: «…в политике не так важно, кто отстаивает непосредственно известные взгляды. Важно то, кому выгодны эти взгляды, эти предложения, эти меры». Если вы еще не разучились, сами подумайте, проанализируйте и сделайте выводы о том, кому это выгодно и почему.

 

Олег ГРЕБЕННИКОВ

Опубликовано: 15:40 - 17.02.2021г.
Поделиться новостью