Мнение. «113 дней мне оплачены по больничному…»

Заведующий Крошинским сельским Домом культуры Юрий Пшевлоцкий – человек известный в Барановичском районе. Ни один районный праздник не обходится без народного ансамбля песни «Крушина из Крошина», руководителем которого он является. В Крошине взял начало и эксклюзивный для Брестчины праздник кузнечества «Крашынскі перазвон».

 

Как человек творческий, Юрий Станиславович, более десяти лет возглавляющий Дом культуры, создал здесь музей сценических костюмов. Первые из них появились два десятка лет назад – списанные костюмы Национального академического народного хора Республики Беларусь имени Г.И. Титовича, имеются в экспозиции и костюмы других заслуженных коллективов нашей страны. А потом, по словам Юрия Пшевлоцкого, он ездил «побираться» почти по всем деревням района – забирал всё, что клубные работники хотели отправить в утиль. И нынче в музее Крошинского СДК насчитывается более полусотни экспонатов.

 

Удивляет зрителей еще одна коллекция Юрия Станиславовича. Она выросла из давней его увлеченности собирать музыкальные инструменты и различные технические средства, которые раньше использовались в клубных учреждениях: радиолы, диапроекторы, бобинные магнитофоны… В этом музее, который автор назвал «На заслуженном отдыхе», более сотни гармошек, баянов, балалаек, духовых инструментов, цимбал… А самый старый экспонат – довоенный аккордеон.

 

Знал я, что у Юрия Станиславовича имеется еще одна задумка, для осуществления которой в Доме культуры уже и места не хватало. Поэтому он хранил в своих домашних «фондах» различные приспособления крестьянского труда и бытовые вещи: ткацкие станки, утюги, керамические и тканые изделия, другую сельскую экзотику. Те же ткацкие станки он надумал «оживить» и пустить в дело – научить молодежь ткать.

 

Об этом не преминул спросить Юрия Станиславовича на районных зажинках этого года, куда он приехал со своей «Крушиной…». Но разговор, к моему удивлению, пошел совсем не о культуре, а о… медицине. Чувствовалось, что говорил Юрий Пшевлоцкий о наболевшем, потому что и сам многое пережил за последний год.

 

 

– Можно сказать, что со своими коллегами, работниками культуры, мы воспитываем в людях увлеченность, горение, стремление к успеху, положительным эмоциям, которые, как известно, всегда полезны. И сами горим на работе с сердечной радостью за успех, хотя это стоит немалых душевных и моральных сил. И как-то не задумываемся, что сердце может вдруг заболеть. Так случилось и со мной:  сердце прихватило, пришлось лечиться. После операции прошел год, – рассказал Юрий Станиславович. О моей болезни можно было бы и не говорить, но поводом затронуть эту тему послужила информация, облетевшая весь мир: американец Майкл Флор, перенесший коронавирус в 70 лет и проведший в отделении интенсивной терапии 62 дня, получил из клиники огромный счет за лечение. Счет более чем на 1,1 миллиона долларов состоит из почти трех тысяч позиций, перечисление которых заняло свыше 180 страниц текста. По словам Флора, только его палата стоила около 9,7 тысячи долларов в день. Кроме того, добавил он, счет мог быть больше, потому что в него не все еще и включено. Однако, по словам американца, большую часть этой суммы покроет страховка. Сразу подумалось: «А с меньшей частью что он будет делать?»

 

Как вы думаете, почему пенсионер сообщил об этом невероятном счете за лечение в средствах массовой информации?. – спрашивает Пшевлоцкий и отвечает: – Да потому, что сам оторопел от такой суммы! И если бы он не беспокоился об этой астрономической цифре оплаты, пусть даже какой-то ее части, то никто и не узнал бы – это его личное дело. Теперь знают все. Может, это был сигнал для других людей, чтобы они не попали на персональное банкротство по причине дорогих медицинских услуг в США? А с другой стороны, что делать больному человеку, если большинство услуг американской системы здравоохранения вздуты до небес? Пусть даже конгресс США один раз покроет затраты пенсионера Флора за счет коронавирусной программы, но что делать тем, кто под нее не попадет, ведь программа конгресса рано или поздно закончится, а больные будут всегда. И принцип формирования таких счетов никуда не денется, потому что речь идет не о частном случае, а о системе.

 

Я рад, что живу в Беларуси, – признается Юрий Станиславович. – И пользуясь случаем, хочу поблагодарить врачей-кардиохирургов, медперсонал Барановичской городской больницы, сделавших мне стентирование сердца, их коллег из областной больницы, где затем проводилась операция шунтирования, за то, что подарили мне вторую жизнь. Находясь на больничном, я много думал о сложившейся ситуации, в которую попал, и понял, что в нашей стране, где сохранилась и развивается государственная медицина, созданы условия для полноценного выздоровления. Раньше о медицине я судил по очередям в поликлиниках. Но система оказания медицинской помощи в Беларуси развивается и совершенствуется в направлении снижения нагрузок на медработников, уменьшения документооборота, развития медтехнологий, информатизации.

 

В Барановичах около двух десятков лечебно-профилактических учреждений. Благодаря помощи Министерства здравоохранения, областного исполнительного комитета город может похвастаться самой современной и технологичной диагностической аппаратурой. Внедряются технологические и сложные хирургические вмешательства.

 

В той же областной больнице, где я находился после шунтирования сердца, – поясняет заведующий Крошинским СДК, – внимательный медперсонал, шикарные палаты, хорошая обстановка, нормальное питание. Все это для меня было бесплатным, а 113 дней, которые лечился, оплачены мне по больничному листу. Все пережитое мной за последний год заставило по-новому взглянуть на привычные вещи. И понять: в государстве, которое помогает в трудную минуту, чувствуешь себя комфортно и безопасно.

 

 

Михаил ШУБИЧ

Фото Бориса НОВОГРАНА

Опубликовано: 13:48 - 05.08.2020г.
Поделиться новостью

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться/зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.