Как в Бресте раньше предсказывали погоду

Есть люди, которые изо дня в день, из года в год, в жару, снег, дождь и мороз, каждые три часа в одно и то же время выходят на специальные, расположенные по всему земному шару площадки и начинают наблюдать погоду. И не просто стоят и любуются, смотря в небо, а описывают всё, что видят, отмечают, фиксируют. Это метеорологи. Профессия у них такая – принимать любую погоду как благодать. Метеоролог – профессия редкая: нервы крепки, интуиция меткая. Вот говорят, что бывших военных не бывает, а, оказывается, и бывших метеорологов тоже. В этом я убедился, побывав в гостях у Антонины Сакун, 47 лет посвятившей гидромедслужбе.

 

Путь в профессию для Антонины Алексеевны начинался с учебы в Туапсинском морском гидрометеорологическом техникуме. Потом было семь лет работы на морской гидрометеорологической станции «Мыс Желания», расположенной на архипелаге Новая Земля, а с 1969 года ее жизнь связана с городом над Бугом.

 

– Здесь мы с мужем, тоже полярником, благодаря вашей «Заре» осели, – улыбается Антонина Алексеевна. – Приехали из Арктики погостить к родственникам да осмотреться, а тут знакомый приносит газету с объявлением, что аэрогидрометеорологической станции Брест требуются специалисты. Начальником аэрологической станции тогда был Федор Федорович Кабот, тоже полярник. Поговорили мы с ним и решили в Брест перевестись, чтобы здесь жить и работать.

 

 

Брестская аэрогидрометеорологическая станция в начале 1970-х состояла из нескольких зданий и метеоплощадки. Специалисты снимали показания приборов, выпускали метеозонд для замеров температуры на высоте, влажности, направления и скорости ветра. Вся информация каждого наблюдения тогда обрабатывалась вручную, требовала большой внимательности и знаний, точности и опыта работы.

 

– Через год поставили меня на должность старшего техника-метеоролога. Работа интересная, хотя и непростая, – вспоминает Антонина Алексеевна. – Коллектив ведь в основном женский. Приходилось и командиром быть, и психологом одновременно. Когда выслушаешь, посочувствуешь, а когда и приструнишь – делай, как в наставлении написано, и без разговоров! Это как в армии устав – отступать нельзя. Белоруссия тогда была своего рода испытательным полигоном новой метеотехники и методик. Все время приходилось учиться. Только привыкнешь к одному, а тут нововведения. Когда я начинала работать, мы сами составляли таблицы, считали на счетах, арифмометрах, линейках логарифмических, а в 1974-м станция перешла на автоматическую обработку аэрологических наблюдений. Технология была довольно сложной, но не такой изнурительной и тяжелой, как ручная обработка и составление телеграмм. Информация от радиозонда и радиолокационной станции кодировалась и перфорировалась телетайпом на узкой ленте, а потом обрабатывалась на ЭВМ «Минск-32». Шума от этого перфоратора было – как от трактора!

 

 

Прежде чем составить телеграмму, нужно было произвести метеорологические наблюдения. Их система всем мире была и по сей день остается одна. Круглые сутки без двадцати минут каждого третьего часа по Гринвичу метеоролог выходит на «святая святых» – метеоплощадку. На ней установлены приборы и оборудование, необходимые для наблюдений: за ветром (направление и скорость), температурой (на почве, максимальная и минимальная), влажностью воздуха, осадками, солнцем, атмосферным давлением. Все показания приборов переводят в цифровые коды и отправляют телеграммами синоптикам. Те в свою очередь обрабатывают полученные данные с помощью специальных программ и составляют синоптическую карту.

 

– Это для вас дождь обыкновенный, а метеоролог отмечает его начало и конец, дает ему характеристику, – рассказывает Антонина Алексеевна. – Допустим ливневый дождь, значит кучевые облака должны быть, а у обложного дождя они другие. Грозы, ветра – всё описывается. Снять показания приборов, составить и отправить телеграмму нужно строго в определенные сроки. Если случалась задержка с отправкой телеграммы или ошибка – это было чрезвычайное происшествие! Нагоняй дадут, премии лишат. Однажды вырезала я случайно в перфоленте дату и отправила в таком виде в Минск. Так мне эту ошибку потом пять лет вспоминали. Скидок на погоду также никто не делал. А ведь были и сугробы на площадке по пояс, и ветер такой, что гнул 12-метровую мачту с приборами едва ли не к земле...

 

Антонина Алексеевна ушла из «Брестоблгидромета» (ныне Брестский областной центр по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды филиал Республиканского центра по гидрометеорологии, контролю радиоактивного загрязнения и мониторингу окружающей среды Минприроды) на пенсию в 2005-м, но и сегодня она любит свою работу, готова рассказывать о ней часами и убеждена в том, что «у природы нет плохой погоды». Последнее звучит как девиз по жизни настоящего профессионала, не правда ли?

 

Олег ГРЕБЕННИКОВ

Фото из архива семьи Сакун

 

 

 

 

Опубликовано: 11:58 - 26.03.2020г.
Поделиться новостью

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться/зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.