К 75-летию Великой Победы: разведчица Лидия Базанова

28 марта исполнилось сто лет со дня рождения советской разведчицы Лидии Базановой, чья молодая жизнь трагически оборвалась в Бресте.

 

Лида родилась на исходе марта 1920 года в деревне Пушкино Тургиновского района в многодетной семье. Избушка Базановых была самой бедной в деревне, сложенной из круглых бревен между вертикальными столбами, где щели замазывались глиной. Учитель Редкинской фабрично-заводской семилетки, затем СШ №1 Борис Митекин впоследствии вспоминал: «Мои предметы, историю и географию, Лида очень любила. Но еще с большим удовольствием она занималась немецким языком, что в дальнейшем помогло ей попасть в разведчицы. Лида была активна во всем: болела за честь класса и школы, выпускала стенгазету. Кто-то однажды сорвал критическую заметку. Лида нашла виновника и заставила заново написать и приклеить на место. В то время пионерские отряды работали при профсоюзных клубах. Клуб находился за полтора-два километра от школы. Лида часто ходила туда, увлекая за собой ватагу ребят. И в доме Базановых всегда было много детей, словно в современной группе продленного дня. Дети тянулись к ней, потому что она умела быть заводилой в играх и в походах. Она всё могла: сходить четыре раза на фильм «Чапаев» и подраться «на кулачках», защитить слабого. Она всегда была честной».

 

Окончив семилетку, девушка поступила в техникум, а потом работала на Калининской прядильной фабрике до самой оккупации города. По воспоминаниям, Лида все время мечтала о фронте, и в мае 1942 года была зачислена по путевке ЦК ВЛКСМ на курсы радистов-разведчиков при 40-м отдельном запасном радиобатальоне, которые успешно окончила в августе, попутно в совершенстве овладев немецким языком и получив звание старшего сержанта.

 

Как «Птица» стала «Горлицей»

 

Почему Лида Базанова, поначалу десантированная вместе с подругой Анной Кошелевой на парашютах в бобруйские леса, находившиеся под контролем белорусских партизан, впоследствии оказалась в Бресте? Одна из версий, изложенная в проекте «Победа», объясняет данный факт следующим образом: «Лидия Базанова сделала все, чтобы ее отправили на курсы радиооператоров. Обучение в военное время проходило быстро. И вот уже в марте 1943 года разведчица была заброшена в Белоруссию. Она приземлилась в окрестностях Бобруйска на территории, захваченной немцами. В скором времени наша землячка уже передавала в центр ценную информацию, которую добывала с помощью бобруйских подпольщиков. Когда советские войска освободили Бобруйск, казалось, можно было немного вздохнуть после рискованной, на грани жизни и смерти, подпольной работы. Однако Лидия Базанова вновь рвется в бой. Ее отправляют в Брест, еще захваченный врагом». Признать приведенную гипотезу верной нельзя: период немецко-фашистской оккупации в Бобруйске завершился 29 июня 1944 года, когда Лиды уже несколько месяцев не было в живых.

 

Перевод в Брест был мотивирован совершенно иной причиной – над девушкой завис дамоклов меч возможного раскрытия гитлеровскими агентами, в сложившихся обстоятельствах ее надо было срочно выводить из-под удара. В Бобруйске Лида Базанова, выходившая на связь под фамилией Карчевская, получает псевдоним «Птица», устанавливает связи с партизанами М.П. Самсоника («Дяди Миши») и опытной подпольщицей А.Г. Питкевич, создает подпольную группу, снабжающую ее сведениями о передвижении немецкой военной техники. Лиду трижды засекали, пеленговали, но каждый раз с помощью «Дяди Миши» она уходила от преследования и радиостанция вновь работала.

 

В материале «И “Птица”, и “Горлица”, и “Ласточка” детально изложены подробности того нелегкого и опасного времени: «Рация была установлена у резидента – завуча одной из бобруйских школ Анны Ивановны Поповой-Леванович. Она же была ответственной за снабжение «Птицы» информацией от бобруйских подпольщиков.

 

Впервые Лидия Базанова вышла в эфир из нашего города на Березине 25 сентября. С тех пор и до самого переезда в Брест ее рация не умолкала и заслуживала полное доверие командования.

 

Сведения от Базановой оперативно поступали в советские разведывательные органы. Так продолжалось до конца октября 1943 года. Однажды, как вспоминал оставшийся в живых агент Лиды стрелочник станции Бобруйск Иван Шевчук, она прибежала к нему вечером страшно взволнованная: «Иван Яковлевич, я сегодня работала с чужим корреспондентом. Немцы меня засекли. Мы пропали!» Шевчук приуныл: «Если тебя поймают, нам всем капут…» «Не беспокойтесь, вам ничего не грозит, я застрелюсь», – ни секунды не задумываясь, ответила Лида. Только после угрозы провала ее направляют в Брест».

 

Информация о формате работы Лиды Базановой в нашем городе достаточно противоречива. По одним сведениям, в силу обстоятельств, в глубоком тылу противника, на железнодорожном узле Брест, ей пришлось одной добывать сведения о перебросках вражеских войск и передавать их по радио в Центр, по другим, в Бресте девушка связывается с местными подпольщиками и вновь передает важнейшие разведданные. Восемь месяцев Лиде удавалось действовать в сложнейших условиях, работая для прикрытия уборщицей, что позволяло вести наблюдение за движением эшелонов. Переезд в другой город не изменил главной поставленной задачи – обеспечивать Верховное Главнокомандование достоверной информацией для оперативно-стратегического планирования, в том числе предстоящей операции «Багратион».

 

Брестский период для разведчицы был отмечен важным событием: 10 марта 1944 года разведотдел проинформировал о том, что Указом от 4 февраля Лидия Базанова награждена орденом Отечественной войны II степени. К 20-летию Великой Победы его передали матери Лидии Андреевны, и сейчас он хранится в фондах Тверского музейного выставочного центра имени Лизы Чайкиной. Одновременно с наградой разведчице был присвоен новый позывной – «Горлица». Тогда же Базанову предупредили о том, чтобы она готовилась к переброске на левый берег Западного Буга, в Польшу. Увы, судьба распорядилась иначе.

 

Трагедия предательства

 

Лиду взяли во время очередного сеанса и отправили в гестапо 8 апреля 1944 года. Провал произошел благодаря трагическому стечению как минимум двух обстоятельств: слежке, начатой еще в Бобруйске, и предательству тех, с кем она сотрудничала.

 

Выйдя на след подпольщиков, в руки абвергруппы попали трое связанных с партизанами служащих Бобруйской городской управы и учительница Леванович-Попова. От нее немцы впервые услышали о существовании советской радистки Базановой-Карчевской. В результате расследования, которое вели прибывшие из Бреста офицеры абвера Цинт и Гасбах, в тюрьме оказались все, кто хоть косвенно имел отношение к Базановой, – Александра Питкевич, Иван Шевчук, резидент в Бобруйске Григорий Семенович Преволович, из дома которого «Птица» вела радиопередачи. Брестский связной «Горлицы» Спиридон Григорук был арестован со всей семьей, 14 апреля в перестрелке с немцами погиб опытный подпольщик Иван Дмитриевич Филиппук.

 

В ходе спецоперации также были схвачены и две советские радистки – Екатерина Катюбенко и упоминаемая ранее Анна Кошелева. Обеих девушек со своими рациями отправили в штаб 9-й армии, где они дали согласие на участие в радиоигре на стороне гитлеровцев и выступление на следствии в ролях главных разоблачительниц антифашистской деятельности Базановой.

 

Уже на первом допросе Лида категорически отказалась работать на немцев, тем самым подписав себе смертный приговор. Она никого не выдала и в тюрьме вела себя мужественно: об этом рассказал оставшийся в живых ее сокамерник Григорий Корицкий. В последний момент «Горлица» успела сообщить, что ее предала Леванович. Как позже показал на допросе в НКВД следователь 315-й абвергруппы Константин Соколов, специальная команда тайной полевой полиции (GFP) расстреляла Лидию Базанову и всех причастных к ней людей в конце апреля 1944 года: одних – в Брестcкой крепости, других – во дворе бобруйской тюрьмы. Аналогичные показания дал и попавший в советский плен Гасбах.

 

О подвиге Лидии Базановой стало известно только в 1966 году после публикации в газете «Правда» очерка под названием «Ласточка». Год спустя в Бресте ее именем была названа улица (бывшая Торфяная), на доме №17 по улице Карла Либкнехта в 1964 году установлена мемориальная доска, ее барельеф украшал одну из стел аллеи «Их именами названы улицы Бреста». Не забывают о своей землячке и на малой родине. Ее фамилия увековечена в названиях улиц Твери, поселка Редкино Конаковского района и местной СШ №1, где она училась. Подвигу героини посвящены экспозиции в музейно-выставочном центре и образовательных учреждениях Твери, книга Е. Арсеньевой «Ласточка улетела», историко-документальное издание А. Карпова «Лидия Базанова. Военная разведчица», документальный фильм, съемки которого завершились в 2018 году.

 

Евгений ЛИТВИНОВИЧ

 

 

 

Опубликовано: 11:20 - 04.04.2020г.
Поделиться новостью

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться/зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.