К 75-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ. Кому «Сталинский орган», а для кого – «Катюша»

9 января 2020 года на Кургане Славы был дан старт памятным мероприятиям, посвященным 75-летию Победы. К юбилейной дате по инициативе Федерации профсоюзов Беларуси у подножия мемориального комплекса «Курган Славы» будет установлена боевая машина БМ-13 – знаменитая «Катюша». Новый экспонат-легенда пополнит экспозицию военной техники и станет еще одним памятником подвигу советскому народа в Великой Отечественной войне.

 

Реактивные системы залпового огня БМ-8 и БМ-13, получившие в народе ласковое прозвище «Катюша», – в ряду символов оружия победы в Великой Отечественной войне. Без них, по праву заслуживших любовь и уважение советских бойцов и ненависть врага, не обходилось ни одно крупное сражение. Есть в послужном списке «Катюш» и участие в операции «Багратион».

 

Мой рассказ о боевом пути по земле Белоруссии 41-го отдельного гвардейского минометного дивизиона, в числе 47 воинских частей и соединений удостоенный за освобождение Бреста и ликвидацию брестской группировки немецко-фашистских войск в период Люблинско-Брестской операции почетного наименования «Брестский». В материале использованы архивные документы, журналы боевых действий и выписки из наградных листов.

 

Простота конструкции боевой машины, имевшей индекс БМ-13, удивляет и сегодня. Это был обыкновенный грузовой автомобиль, у которого вместо кузова монтировались трубчатые фермы-основания и длинные двутавровые балки с полозьями посередине. Весь секрет в реактивных осколочно-фугасных снарядах калибра 132 мм и весом 43 кг, 16 штук которых устанавливались на направляющие фермы. В течение нескольких секунд БМ-13 выпускала столько же снарядов, сколько выстреливали 16 дорогостоящих и сложных орудий. Серийное же производство реактивной системы не требовало больших затрат, это и стало одной из основных причин ее массовости.

 

 

41-й отдельный гвардейский минометный дивизион сформировали в декабре 1941 года. К началу операции «Багратион» в июне 1944-го за плечами его бойцов и командиров были тысячи километров фронтовых дорог и опыт боев за Москву, Можайск, Гжатск, Вязьму и правобережную Украину. Командовал ими кадровый артиллерист, орденоносец, гвардии майор Петр Михайлович Прокопенко. 17 июня дивизион в составе 1-го Красноградского механизированного корпуса, приданного 28-й армии железнодорожными эшелонами, прибыл на белорусскую станцию Бабичи. Две батареи боевых машин М-13, взвод ПВО, машины с боеприпасами и машина управления после выгрузки вышли в район ожидания – в лес западнее деревни Мармовичи. В ночь на 24 июня заряженные установки батарей заняли огневые позиции и были наведены на цели. В 9.00 командиры БМ-13 повернули рычажки в приборах управления огнем – и реактивные снаряды устремились на врага. 28-я армия перешла в наступление!

 

Цели для «Катюш», как правило, давали сверху. Доставляли боевые документы из штаба артиллерии корпуса офицер связи дивизиона гвардии сержант Александр Макосеев, телефонист гвардии старшина Андрей Смирнов или принимал по радио радиотелеграфист гвардии ефрейтор Антон Садовый. Но без участия командиров и бойцов дивизиона на наблюдательных пунктах пехоты то же не обходилось. Так, 27 июня во время боев в районе Старых Дорог командир огневого взвода гвардии лейтенант Георгий Альянов подобрался к вражеским позициям, лично установил расположение огневых точек и по проложенной под огнем противника телефонистом гвардии красноармейцем Семеном Виноградовым проводной линии передал координаты на КП дивизиона. Две БМ-13 произвели залп, выпустив за десять секунд 32 снаряда. Результат – подавлен огонь двух самоходных артиллерийских установок «Фердинанд», минометной батареи и уничтожено до взвода солдат противника.

 

На войне как на войне – не раз дивизион и сам попадал под вражеские артобстрелы. Доставалось и от авиации. Был в дивизионе зенитный взвод. В нем два 37 мм орудия и два пулемета ДШК, но от бомбежки спасались в основном, разъезжаясь врассыпную. Тут многое зависело от разведчиков-наблюдателей, способности их вовремя определить, чьи самолеты, и подать команду «Воздух!». В этом не было равных гвардии рядовому Агапу Носкову. Не раз выручал он на маршах своей наблюдательностью.

 

Вспомним добрым словом и военных водителей, ремонтников. Перемещаться 41-му отдельному минометному дивизиону в наступлении приходилось много. С 24 июня по 2 июля регулярный осмотр и своевременный ремонт автомашин обеспечивали бригадир автомастерской старший автотехник гвардии старшина Петр Володин, гвардии сержант Михаила Кочерыгин, автослесари мастерских гвардии рядовые Михаил Комлев и Иван Зинуков. Благодаря им на протяжении 200 километрового марша ни одна машина не отстала в пути и дивизион своевременно прибывал к месту назначения в полной боевой готовности. Из Гороховщиц до Красной Слободы без поломок и отставаний довели свои боевые машины РС БМ-13 гвардии младшие сержанты Павел Береговой и Михаил Федотов, гвардии старшина Афанасий Федотов, шоферы транспортных машин гвардии ефрейтор Николай Нарожний, гвардии рядовые Сергей Перхин, Никита Ковалев, Алексей Скачко, гвардии сержант Петр Ермаков, гвардии младшие сержанты Иван Степаненко и Сергей Фуразов.

 

БМ-13 оружие коллективное, но всегда есть место и личному подвигу. Так, 28 июня западнее Старых Дорог в районе переправы колонну дивизиона атаковала немецкая авиация. Осколками авиабомбы была повреждена БМ-13 гвардии рядового Константина Горба. Под бомбежкой и пулеметным обстрелом он не оставил свою машину, а с помощью автослесаря дивизиона гвардии младшего сержанта Владимира Перекатова устранил неисправность и вывел ее в безопасное место. Радиотелеграфист гвардии ефрейтор Павел Прокопенков с риском для жизни спас из горящей машины свою радиостанцию. Отражая налет, бесстрашно вел заградительный огонь из 37 мм орудия боец взвода ПВО Василий Прасолов.

 

Кроме огня, осколков и ударной волны, снаряды БМ-13, которую враг называл не иначе как «Сталинский орган», своим оглушительным воем оказывали и мощное деморализующее воздействие. Приведу как пример один из боевых эпизодов действий 41-го минометного дивизиона. В ночь на 4 июля в лесу южнее деревни Тальминовичи советские разведчики обнаружили скопление пехоты и техники, а в самой деревне – штаб крупной кавалерийской части венгров. Чтобы ошеломить врага, вызвали реактивную артиллерию. Батарея РС скрытно выехала на позиции в район деревни Гайнин и в 10.30 произвела всего один залп, после которого в наступление на Тальминовичи пошла советская пехота. Не приняв боя, мадьяры в панике побежали, бросая технику и вооружение. Для эвакуации высоких штабных чинов даже вызвали самолеты. От полного разгрома союзников спасли немцы, окопавшиеся на высотках у Варшавского шоссе и превратившие деревню Городище в опорный пункт. В этом бою было подбито 3 танка, 60 машин, убито до 100 солдат противника, 55 – сдались в плен.

 

 

После удачного огневого налета дивизион вышел в район хутора Геловичи севернее деревни Своятичи. Здесь гвардейцам пришлось выдержать тяжелый танковый бой. Утром 5 июля разведчик-наблюдатель Максим Толстов заметил идущие в направлении позиций дивизиона немецкие танки «Тигр» с автоматчиками на броне и самоходки «Фердинанд». Как выяснилось позже, немцы, на одном из участков прорвав боевые порядки советских войск, вышли в тылы корпуса. Комдив Пащенко принял решение занять круговую оборону и принять бой. Батареи гвардии капитана Виктора Гаврилова и гвардии старшего лейтенанта Олега Кольцова получили задачу уничтожить танки и автоматчиков. Расчетам БМ-13 гвардии сержанта Анатолия Кирюшина, гвардии младшего сержанта Михаила Гуторова, гвардии старшего сержанта Алексея Филиппова, гвардии старшего сержанта Ивана Бабышева пришлось вести огонь прямой наводкой и с открытых позиций. Первым же залпом были подбиты два «Тигра» и «Фердинанд», атака врага захлебнулась. Во второй атаке немецкая пехота заняла несколько домов всего в сотне метров от огневых позиций дивизиона. В бой с ними вступили старшина батареи гвардии старшина Михаил Чистов, водитель машины взвода ПВО гвардии младший сержант Георгий Тимошин, старший телефонист гвардии старший сержант Иван Сыпачев. Прикрывая перемещение дивизиона на запасную огневую позицию, пулеметчик взвода ПВО гвардии рядовой Михаил Лебедев подпустил вражеских автоматчиков на близкое расстояние и из пулемета ДШК, установленного на автомобиле, открыл огонь в упор. В двухчасовом бою также отличились наводчики орудия гвардии сержант Виктор Мальцев, гвардии младший сержант Алексей Федосеев, номер расчета артустановки гвардии рядовой Михаил Скворцов. У Геловичей дивизион понес первые с начала наступления потери. Прямым попаданием вражеского снаряда был убит и сгорел за рулем своей машины водитель взвода ПВО гвардии младший сержант Иван Сосов.

 

В боях за город и крепость Брест 41-й дивизион находился в составе артиллерийского резерва. 24 июля ему поставлена задача – прикрывать огнем переправу пехоты и танков через реку Лесная. Дивизион занял боевые позиции восточнее и юго-восточнее деревни Млыны. 25 июля в 20.00 части 1-го механизированного корпуса под огнем противника приступили к форсированию реки и после двухчасового боя заняли деревни Ратайчицы и Тростяница, а 26 июля – Шестаково, Перковичи. 27 июля к 12.00 передовые отряды советских войск вышли к деревне Чепели и, обойдя город Высокое с севера, завязали бои за переправы через реку Буг. 28 июля выполняя поставленную задачу, артиллеристы дивизиона к 14.00 заняли огневые позиции на южной окраине леса севернее Немирув, Крынки и нанесли удар по скопившимся у переправ остаткам брестской группировки. Снаряды легли в самую гущу пехоты и техники врага. Пронзительный визг, и в небо взметнулись десятки черных столбов дыма. Загорелись, перегородив подъезд к переправе, машины и повозки. Будто обезумевшие носились кони, уцелевшие немецкие солдаты в панике кинулись в реку вплавь, стараясь побыстрее убраться с чужой земли и перебраться на западный берег.

 

29 июля дивизион получил приказ двигаться по маршруту Немирув, Токари, Верпол, станция Нужец, Чартаев, Дрогичин. После тяжелых, не прекращающихся ни днем, ни ночью боев при поддержке артиллерии 1-го механизированного корпуса 44-я стрелковая дивизия овладела важными опорными пунктами Семятичи и Дрогичин и вышла к реке Западный Буг. Земля Белоруссии была полностью очищена от врага.

 

2 августа в 8.00 дивизион перешел Государственную границу СССР в районе Тонкеле. 10 августа 1944 года приказом Верховного Главнокомандующего 41-му отдельному гвардейскому минометному дивизиону присвоено почетное наименование «Брестский».    

 

 

Олег ГРЕБЕННИКОВ

 

Опубликовано: 17:15 - 22.03.2020г.
Поделиться новостью

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться/зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.