986. «Самое главное - не сдаваться и просто жить»

Никакого упоминания личных данных: ни фамилии, ни домашнего адреса - таковы предъявляемые требования, которые в данной ситуации кажутся вполне разумными.  Этот молодой человек в возрасте чуть за тридцать и так совершил своеобразный акт гражданского мужества, согласившись на встречу у себя дома. Уютная кухня, кипящий чайник на плите, за кухонным столом рядышком - верная любящая супруга и он сам, давно свыкшийся со страшным диагнозом «ВИЧ-инфицированный».  Сегодня он - верующий человек, образцовый семьянин, но так было далеко не всегда.
    - Игорь, не секрет, что в общественном сознании диагноз «СПИД» зачастую воспринимается сродни смертному приговору. В тот момент, когда вы узнали о болезни, вам казалось, что жизнь закончена?
    - Я тогда и считал ее законченной. Какой-то депрессии не было, внутренне я был к этому готов. У меня ведь к тому  времени стаж употребления наркотиков насчитывал шесть лет. Я понимал, что иду к смерти - через иглу или СПИД, что рано или поздно стопроцентно  должен заразиться, и не знал, доживу ли до тридцати лет. Новость, конечно, тем не менее, здорово подкосила, правда, шок прошел уже через пару дней. Я тогда жил в другом городе, позвонил родным, сообщил: «У меня СПИД» - и опять вернулся к той жизни, которую вел, делал то, что делал раньше.
    Кое-что, правда, изменилось. Некую моральную планку мне еще с детства поставили родители, и теперь я понимал, что это моя проблема, старался не заражать других. Например, мог дать свой шприц, если точно знал, что человек точно так же, как и я, инфицирован.
    Реально ли «спрыгнуть» с иглы? Вполне. Я же «спрыгнул», вот уже семь лет не употребляю наркотики вообще. В любом случае наркоман ищет выход, рано или поздно ему надоедает колоться. Я этот выход нашел - пришел в церковь, уверовал в Бога. Сегодня я - нормальный человек, у меня есть жена и мы хорошо живем.
    - Главное правило работы медучреждений с ВИЧ-инфицированными людьми - анонимность. А знают ли сами ВИЧ-инфицированные друг друга? Чувствуется ли дефицит общения?
    - Выйти на такого человека, «разговорить» его крайне сложно. ВИЧ-инфицированные  люди, как правило, наглухо закрыты от окружающего мира. Брестское отделение Республиканского общественного объединения  «Матери против наркотиков» стараются им помочь. Организация  оплачивает аренду офиса, где каждую неделю собираются группы взаимопомощи. ВИЧ-инфицированные  люди - из тех, кто не боится огласить свой статус хотя бы в кругу себе подобных, - предварительно созваниваются, приходят, общаются. Для нас это очень важно - видеть, что ты не одинок, не изгой, не «белая ворона» в обществе.         - А поддержку государства вы ощущаете? Болеть - это ведь всегда дорого...
    - Государство действительно реально помогает противостоять болезни, бороться с ней. Мне ведь не надо, чтобы кто-то лез ко мне в душу, - мне нужны лекарства, чтобы постоянно поддерживать свое здоровье, свой иммунитет на должном уровне. Государство предоставляет мне и таким, как я, бесплатную терапию. Это ведь не дешевая потребность, и не каждый сможет покупать себе нужные таблетки на те же пятьдесят долларов в месяц.         - Общечеловеческие ценности: дом, работа, семья. Может ли все это иметь ВИЧ-инфицированный  человек?
    - А вы посмотрите на меня (смеется, обнимая жену). И наш пример не единичный. Создаются пары, где один из супругов ВИЧ-инфицирован, а другой - нет, как у нас. Бывает, когда семьи создают два человека с диагнозом «СПИД».  Мы, в принципе, ничем не отличаемся от обычной семьи: у нас много друзей, мы не живем замкнуто, не сидим постоянно дома,  ездим  в  гости, на природу.
    Кто не знает о моем диагнозе - тот и не знает, я не спешу и не стремлюсь об этом говорить. Я думаю, что самое главное для человека с моим диагнозом - не сдаваться и просто жить. И я живу.
    - Изменилось ли в нашем обществе за последние годы отношение к людям, больным СПИДом?
    - Однозначно ответить на этот вопрос невозможно. Все зависит от конкретного человека. Врач, поставивший мне диагноз в 1997 году, сказал: «Не расстраивайся, с этим живут многие, ты имеешь право лежать в любой больнице города», тем самым немного успокоив. Зато другой врач, два года назад узнав, что я ВИЧ-инфицирован, прямо в кабинете чуть ли не  заламывал руки, кричал, что... вызовет милицию.  А что уж говорить обо всех остальных?
     Сломать этот стереотип под силу лишь общественным организациям, которые должны идти в народные массы.
    - А достаточно ли внимания, по вашему мнению, сегодня уделяется борьбе с чумой двадцатого, а теперь и двадцать первого века?
    - Плохо то, что эта проблема редко поднимается в течение года. Есть первое декабря, и к нему надо обязательно приурочить некую громкую рекламную акцию.  А проблема ведь существует ежедневно, ежечасно. Статистика статистикой, отчеты о проделанной работе - отчетами, а ведь многие ВИЧ-инфицированные  потерянные ходят, не знают, что им делать дальше, они находятся в тупике и не знают, куда им идти. Так что работы в этом направлении и у государства, и у общественных организаций  еще предостаточно.
  



Опубликовано: 21:00 - 31.12.1969г.
Поделиться новостью

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться/зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.