952. «Мы не одни, когда есть дом...»



    Да, в доме-интернате  живут и получают соответствующий уход психохроники (так их называют здесь), треть из которых прикована к постели. Но в то же время поразили некоторые вещи: стремление тех пациентов, кто обслуживает себя сам, приносить пользу своему «дому», желание всячески развивать свои многочисленные, в том числе и творческие, способности. И еще: ну никак не смахивает это заведение на унылый казенный дом. Всевозможные со вкусом подобранные  шторы и занавески, салфетки и покрывала с рюшами, картины и поделки, многие из которых выполнены руками пациентов, создают в интернате домашний уют, служат своего рода лечебной терапией. Этому способствуют и красиво оформленные прогулочные дворики с фонтаном, беседками, лавочками (дом-интернат расположен в парке).
Судьбы открытый островок
    - Да, у нас тут свой островок, свое маленькое государство, где каждый из почти 300 человек нуждается в круглосуточных уходе и заботе, - говорит директор дома-интерната Леонтий Еремин. - Каждого нужно накормить и обогреть, оказать при необходимости медпомощь и просто подбодрить добрым словом... Хозяйство у нас немалое, мелочей не бывает. Помимо текущих вопросов, решаем и на перспективу: на случай каких-либо аварийных ситуаций имеем запасы топлива, продовольствия, воды. Есть законсервированная резервная скважина, автономный источник для подачи тепла и многое другое. При доме-интернате имеются своя мастерская, подсобное хозяйство, хорошо развитая социальная сфера. 
    Имя самого Леонтия Васильевича Еремина хорошо известно в системе социальной защиты не только области, но и республики. 40 лет своей жизни посвятил он этому благородному делу, из них 30 лет работает директором домов-интернатов (сначала - Шерешевского, а с 1983 года - Кобринского). Он председатель областного совета директоров домов-интернатов, Заслуженный работник социальной защиты Республики Беларусь. Однако, несмотря на все эти регалии и звания, остается простым, доступным человеком для своих подчиненных, пациентов. 
    Рабочий день Леонтия Васильевича начинается рано, обычно с обхода своего обширного хозяйства. Как хороший хозяин он вникает буквально в каждую мелочь, беседует с пациентами, с обслуживающим персоналом. В любое время дня, в выходные и праздники этого человека можно застать на работе. Забот, как говорится, полон рот. Сейчас ведется модернизация котельной с переводом ее на местные виды топлива, идет укладка тротуарной плитки, другие работы по благоустройству. И хотя финансирование из областного бюджета идет своевременно, но, по мнению директора, не помешало бы больше средств на капитальный ремонт. В нем нуждаются два жилых этажа, с заменой окон, дверей, пола, проведением внутренней перепланировки.
    Особый разговор - о реорганизации  отделения дома-интерната, открывшегося на базе бывшего Кобринского пансионата для ветеранов войны и труда. Это здание находится в 4 км от дома-интерната, на уход и обслуживание 100 человек приходятся лишь один дежурный и 4 санитарки, чего, естественно, недостаточно. Да и далековато от основного здания, не набегаешься туда-сюда. Леонтий Васильевич считает, что есть все возможности, чтобы открыть на базе бывшего пансионата отдельный дом-интернат. Дело упирается пока в финансирование...
Законы совести никто
не отменял...
    Директору есть с чем сравнивать, он ездил в Данию и другие государства, где знакомился с организацией  работы  подобных структур. Цель наших домов-интернатов - сохранить здоровье людей, оказывать им уход и медицинскую помощь, решать их занятость. У нас интернаты преимущественно общего типа, платных палат пока нет. 90 процентов пенсии забирает государство за содержание постояльцев, 10 процентов остается им на личные нужды. За границей родственники доплачивают определенную сумму, в зависимости от комфорта, за тех, кто проводит остаток жизни в пансионатах и домах престарелых.
    Кроме общепринятых законов, существуют еще нормы человеческой морали, законы совести, которые никто не в состоянии отменить. Пациентов главного корпуса дома-интерната, рассчитанного на 180 человек, ежемесячно навещают 80 - 90 человек. Но, к сожалению, далеко не все родственники помнят о кровных узах. Два примера - два антипода. Родители уже длительное время ежедневно навещают своего больного сына. «Высокопоставленные» дети сдали своих родителей в «казенный дом» и забыли о них. А вот примеры иного рода. Мужчина привез свою пожилую больную жену, но не смог без нее жить. С разрешения администрации  поселился в доме-интернате и ухаживал за ней. В отдельных случаях здесь создаются даже семьи.
    Сегодня наше государство уделяет немало внимания таким больным людям, пересматривая в сторону увеличения нормы сроков использования мягкого инвентаря, одежды и т.д. К слову, ежемесячное содержание пациента в доме-интернате обходится государству почти в 865 тысяч рублей. Здесь налажено четырехразовое  разнообразное  питание. Неплохое подспорье - свое подсобное хозяйство (100 га занимают овощи, 1 га - сад), где работают как наемный персонал, так и те пациенты, кому прописана трудотерапия.
    Проживают они по двое и четверо в комнатах (вполне по-домашнему уютных), в зависимости от психического состояния или с учетом личных симпатий. Ведь это их дом, и нередко - на долгие годы. Старожилу Анне Ивановне Вальковой уже 101 год, не одно десятилетие здесь живут и другие постояльцы. Кто-то попал сюда, заболев и будучи одиноким, кого-то привезли родственники, не имеющие возможности постоянно ухаживать за больным человеком. Многие годами прикованы к постели. Но все они, независимо от своего состояния здоровья, получают полноценный  уход и досмотр.
«Мы и художники,
и музыканты...»
    ...Если бы не знала, где нахожусь, подумала бы, что попала в художественно-музыкальный салон. В просторном, красиво оформленном помещении  шли занятия по интересам: за одним столом рисовали, за другим - вышивали «крестиком» и занимались бисероплетением, за третьим - вязали крючком и плели макраме. Женщина вдохновенно складывала паззл, ее соседка по столу читала, что-то помечая в тетрадке. В ожидании работы «попискивали» компьютеры...
    - Пока одна группа у нас занимается творчеством (это тоже своего рода психотерапия), - рассказывает культорганизатор с большим опытом работы Лидия Слива, - другая тем временем работает (трудотерапия). Вся деятельность находится под контролем медиков и выполняется в соответствии с их рекомендациями.
    Поразительно, но до чего талантливы эти люди и с каким усердием и рвением отдаются они своим увлечениям! В этот день я прослушала множество стихов (начиная от Сергея Есенина и заканчивая собственными, написанными самими пациентами), музыкально-песенных номеров, созерцала всевозможные оригинальные поделки и картины. Ничего удивительного, среди пациентов немало образованных, талантливых людей, и, самовыражаясь, они получают удовольствие от этого. Бывший детдомовец Александр Дулебо замечательно играет на баяне, поет, сочиняет стихи. (Строчка, вынесенная в заголовок этого материала - как раз из его стихотворения). Этот трудолюбивый человек, заработав с разрешения администрации  средства, купил себе музыкальную аппаратуру, комфортно оборудовал свою комнату. Даже компьютер в ней имеется (правда, не его собственный).
    Забота о людях действительно восхищает. Целых 33 года (с начала открытия дома-интерната)  проработала здесь медсестрой Надежда Иосифовна Дмитрук. Беда подкралась неожиданно: несчастный случай, потом - инсульт, в результате чего женщина оказалась прикованной к койке. Здесь же, в ставшем уже родным доме, за ней и ухаживают, вселяют веру и надежду. На 60-летие работники  медпункта подарили бывшей сотруднице цветной  телевизор...
    Вообще о людях, работающих в доме-интернате, говорить можно бесконечно. Придя однажды сюда, довольствуясь невысокими зарплатами, они редко уходят на другое место. Словно невидимый магнит держит их здесь. То же желание делать добро, помогать ближнему своему. Старшая медсестра Вера Ивановна Еремина, окончившая медучилище и институт, также посвятила себя служению больным и обездоленным людям, всю жизнь работая в системе интернатских учреждений, став верным соратником и надежным помощником своему мужу. Все они - около 90 санитарок, медработники, работники пищеблока и других служб - надежно, на совесть делают свое скромное дело, не ожидая каких-то наград и благодарностей.
Вместо эпилога
    Какие еще напрашиваются выводы после всего увиденного и услышанного? Кобринскому дому-интернату, как и другим подобным учреждениям (а их в нашей области 10), не помешала бы спонсорская помощь. Не важно, какая: для приобретения тех же памперсов для лежачих больных, спортинвентаря или ремонта помещений... Во всем цивилизованном мире благотворительность давно считается хорошим тоном, но пока - не у нас. Конечно, Кобринскому дому-интернату помогают шефы с местной птицефабрики, немалую лечебную помощь оказывают работники городской стоматологической поликлиники. Но это, как говорится, несколько из другой оперы. Где же наши богатые люди, меценаты? 
    Дому-интернату нужны свой психолог (для беседы по душам с каждым проживающим), юрист (возникает немало спорных моментов, связанных с наследством). Есть и другие внутренние вопросы. А главное, надо жить по законам человеческой морали, не забывая о своих близких и родственниках, находящихся в домах престарелых и социальных приютах. Пути Господни, как известно, неисповедимы...


Опубликовано: 21:00 - 31.12.1969г.
Поделиться новостью

Комментарии ()

    Вы должны авторизоваться/зарегистрироваться, чтобы оставлять комментарии.