blueALL-2.jpg5ceccc0d2b422

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

21
Октября
Понедельник
Inst. FB TW VK OK
Баннер не установлен
Баннер не установлен
lestv.gif537ef1827c008
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
rodinka2.jpg5cb02d256a88c
Что? Где? Когда?
Поучаствовали в переписи населения?
Курс валют в Бресте и области

По призыву сердца, по велению совести

00:00 28.10.2008


    Увы, в действующую армию ее не брали. А в Чимкенте, до предела переполненном эвакуированными советскими специалистами, когда известные столичные профессора шли простыми преподавателями в средние школы, найти работу не то что учителя, а санитарки в госпитале было просто нереально. В такую пору учиться в институте, сидеть на шее у давно не работающей матери ей, 20-летней комсомолке, было невыносимо стыдно, да и обидно: что она скажет брату-близнецу, когда тот вернется с фронта? Да и как, не работая, смотреть в глаза матери, потерявшей перед самой войной мужа, получившей похоронку на старшего сына?

    А Красная Армия вышла уже на советские рубежи, полностью освободив Белоруссию, и шла вперед, громя врага.  В то время ЦК комсомола Казахстана и объявил призыв комсомольцев для работы в освобожденных районах страны. Посоветовавшись с матерью, пошла в обком комсомола. А на следующий день уже сидела в теплушке, отстукивающей километры на запад: Чимкентский обком комсомола направил Анну Шинкаренко в распоряжение ЦК ЛКСМ Белоруссии.
    В Пинском обкоме комсомола Анну Шинкаренко встретили радушно: молодые специалисты даже со средним образованием, тем более учителя, были наперечет. Местные учителя к комсомолу отношения не имели. Да и образование они получили не советское, а польское. Как таким поручишь работу с пионерией, если они и сами никогда не были пионерами, да и о комсомоле имели довольно смутное представление. Конец  39-го, 40-й и начало 41-го – вот и вся советская история в крае. Так что работа для  комсомолки с востока Ани Шинкаренко на Пинщине в начале учебного 1944 года нашлась очень быстро.
    Бюро Пинского обкома комсомола направило ее инструктором по пионерской работе в Ивановский райком ЛКСМБ. За осень и зиму, что называется, вдоль и поперек исходила весь район – по 20, 30 и более километров за день. Кусок хлеба в узелок и в путь - организовывать пионерские звенья, отряды, дружины в деревенских школах. Какие это были школы? Одно название. Не все деревни уцелели, да и в уцелевших многие жили еще в землянках. Все лучшее из построек, что не разрушила война или не спалили оккупанты, местная власть отдавала под школу. И ютились дети по два класса в одной комнате, а учитель  преподавал одним арифметику и тут же другим – родную речь...            В марте 45-го – учителей-то не было - определили комсомолку Анну заведующей начальной школой в деревню Лясковичи. В Лясковичах, по тем временам глухой, затерявшейся среди лесов и болот на самой границе с Украиной деревне, школы раньше и в помине не было.  Поэтому за парты в первом классе сели  дети, которым  было по 8, 10, 12 и более лет. Учебников, понятное дело, не было. Писали карандашами на старых немецких документах, на листах инвентарных книг, оставшихся от бежавших оккупантов.
    Приходили на хутор не только ученики. Как-то вскоре после победы нагрянули ночью в бывший кулацкий дом, где размещалась школа, люди в военной форме. И давай греметь прикладами в дверь, за которой спали учителя.
    - Как вам не стыдно! Что вы себе позволяете, товарищи бойцы? – увидев перед собой людей в советской военной форме, сразу же заговорила Анна Иосифовна.
    И тут же увидела прямо перед носом дуло автомата, а грозный окрик и вовсе привел в ужас:
    - Коммунистка?! Комсомолка? – стал допытываться, не отводя автомата, человек в военной форме, услышав явно не тутошний говор.
    Вмешалась жена сосланного в Сибирь кулака. Упав перед ним на колени, давай просить-молить...
    - Если завтра не уберешься с хутора, на первом же суку повесим! – бросил Анне один из пришедших. 
    Учебный  год подходил к концу. Это и спасло жизнь Анне Иосифовне. Бандеровцы еще долго лютовали в тех местах, уничтожая советских и комсомольских работников, а заодно и учителей, считая, что ни к чему здешним детям «большевистская наука»...
    Летом поступила в учительский институт, что в первый послевоенный год открылся в Пинске. А заодно получила направление на новую работу – на должность техсекретаря отдела школ Пинского обкома комсомола. Так, с 27 октября 1945 года Анна Иосифовна Шинкаренко стала работать техсекретарем, правда, не в отделе школ, как записано в трудовой книжке, а в приемной первого секретаря обкома партии А. Е. Клещева, Героя Советского Союза, командовавшего в годы войны партизанским соединением и возглавлявшего Пинский подпольный обком партии.          А вечерами и вообще в свободное от работы время молодежь, в первую очередь, конечно, комсомольцы, брались за лопаты, носилки – восстанавливали разрушенный город. Без всякого там приказа сверху. Был призыв. И не только комсомола, вспоминает Анна Иосифовна. Это был призыв души каждого из нас, комсомольцев послевоенного Пинска. И так было повсюду в стране. Забывали про голод, про то, что порой нечего было надеть.  Работали без оплаты, зато с песней, сердце пело – наступила мирная жизнь. 
    Анна Иосифовна и сегодня переписывается и перезванивается с теми, кто еще жив, из того, военного и послевоенного комсомольского призыва молодежи, кто приехал тогда в Пинск, кто поднимал его из руин, для кого он навсегда остался дорогим и родным. Как молодость и комсомол, как та великая страна, в которой они родились, за которую сражались, которую поднимали из руин, в которой счастливо жили и работали.


Автор
Валерий ГРИШКОВЕЦ

Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!