blueALL-2.jpg5ceccc0d2b422

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

25
Июня
Вторник
FB TW VK OK
Баннер не установлен
lestv.gif537ef1827c008
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
rodinka2.jpg5cb02d256a88c
Что? Где? Когда?
Как вы обычно просыпаетесь утром?
Курс валют в Бресте и области
cyrikov.jpg5cf0cbc20470b

Актер Геннадий Чуриков: «Нынешние дети хотят зрелищ»

16:23 31.05.2019

За кулисами человеку постороннему заблудиться немудрено. Но встречающего меня в коридорах театра Гену Чурикова видно и слышно издалека. Очень рослый и очень басистый. На его фоне крохотный и писклявый попугай Жора, живущий у актера в гримерке, кажется просто незаметной колибри.

Под веселое чириканье птахи Zarya.by поговорила с актером о предстоящей премьере в Брестском академическом театре драмы – детском спектакле «Муми-тролль и комета», где у Гены главная роль.

– Вспомните для начала, каким было ваше детство: стихи на табуретке и театральный кружок? Cтать актером мечтали с малых лет?                      

– Стихи на табуретке – это не про меня (смеется). Я был довольно активным, можно даже сказать, уличным ребенком. Мое детство пришлось на 90-е, и как большинство детей того времени, я постоянно зависал во дворе, где мы с утра до ночи бегали, играли в прятки и футбол. Не то что нынешние дети, которые сидят в гаджетах и на улицу их просто не выгнать... Честно говоря, не мечтал прямо с детского сада о том, что буду работать в театре, когда вырасту. Об актерстве задумался уже в более сознательном возрасте – в старших классах, когда начал активно участвовать в художественной самодеятельности.

– Лично я с книгами Туве Янссон о Муми-троллях познакомилась уже будучи взрослой, а в детстве смотрела только советские мультики по мотивам ее произведений. А вы? 

– О, у меня почти такая же история. В детстве я знал о Муми-троллях только по мультфильмам. Книгу не читал, и очень пожалел об этом, как только мы приступили к репетициям спектакля. Оказалось, это настолько увлекательный и живой материал, что режиссер даже ввел в спектакль роль рассказчика, который будет зачитывать со сцены оригинальный текст. 


– В спектакле мы увидим только одну историю о Муми-тролле. А у вас есть любимая?

– Так вышло, что история про Муми-тролля и комету, которую ставит режиссер Денис Федоров, это и есть моя любимая – самая яркая и интересная. Этот мультфильм, как оказалось, я больше всего и помню из детства.

– Гена, а как вы восприняли предложение сыграть Муми-тролля?

– Почему-то в последнее время Денис Федоров дает мне роли исключительно на сопротивление. В недавней премьере – спектакле «Сережа очень тупой» – я играю мужика 1963 года рождения. Когда мне предложили эту роль, я даже запаниковал: «Боже, как я это сделаю? Почему вообще я? Почему не более старший артист?». И вот следующая работа – Муми-тролль. Ребенок. Первое время я пребывал в шоке: Муми-маму играет почти моя ровесница – актриса Алла Омесь, а папу – Слава Цыцковский, которого я на несколько лет старше. Конечно, теперь всем очень интересно посмотреть, что же из этого выйдет.

– А мне кажется, Муми-тролль – стопроцентно ваш образ: всеобщий любимец, искренний, открытый. Как же на самом деле? Вам близок этот характер?

– Наверное, да. Дело в том, что параллельно с работой в театре я уже много лет веду детские праздники, поэтому мне не приходится в этом спектакле ничего играть. Во время репетиций стараюсь быть самим собой. А еще постоянно вспоминаю себя в детстве. Мне кажется, что мальчишкой я и был тем самым Муми-троллем: энергичным, подвижным, постоянно жаждущим приключений, а главное – большим романтиком и фантазером, как и многие дети того времени. Мы искренне могли поверить в то, что палка – это автомат, а из носового платка легко могли сделать куклу. Воображение работало на все сто.

– Муми-тролли всегда представлялись мне существами крошечными, вы же – настоящий великан. Какой у вас рост? 

– У меня рост 2,03. И я думаю, этот факт сыграл немаловажную роль, когда режиссер выбирал, кто же сыграет главного героя. Прикольное в итоге получилось противопоставление: огромный Муми-тролль на фоне остальных, не таких больших персонажей. Кстати, в спектакле все герои вовсе не мягкие и плюшевые, как представляются нам по мультикам. Наш художник по костюмам увидел семейство Муми-троллей совсем по-другому, и это даже интереснее. 

– Детский спектакль – это всегда определенное настроение: легкое, веселое. Наверное, и репетиции так же проходят?

– Да, каждую репетицию мы впадаем в детство (смеется), и, вероятно, поэтому они проходят налегке, без особого напряга. Хотя на самом деле у нас очень короткие сроки – на всё про всё чуть больше месяца. Времени катастрофически не хватает, ведь параллельно с нашей постановкой на большой сцене ставится еще один спектакль – «Дорогое сокровище» Тимофея Ильевского. Такого в театре, честно говоря, уже давно не было.

– Вы не впервые играете в спектаклях для детей. Скажите, а это сложнее удержать внимание зрителя, который только-только знакомится с театром? 

– Конечно. И я это говорю не только как актер, который играет в детских спектаклях, но и как аниматор. Меня это слово, кстати, нисколько не обижает. Я – аниматор, и не устаю повторять своим коллегам, которые ведут свадьбы и которые убеждены, что работать с детьми легче, чем со взрослыми: «Вы ошибаетесь!». Дети очень искренние, и если им что-то не нравится, они не будут снисходительно и терпеливо ждать конца представления. Они не молчат и всегда говорят правду прямо в лоб. Поэтому работать в детских сказках очень тяжело. Более того, я убежден, что каждый артист, приходящий в театр, должен начинать именно со сказок, это самая лучшая школа.   

 – Вы упомянули работу аниматором. А ведь многие действительно знают вас по проекту «Астерикс и Обеликс». Расскажите, как он рождался.

– Это было еще в начале 2000-х, когда я только пришел работать в театр. Параллельно учился в Академии, и денег ни на что не хватало. Хотелось мне этого или нет, нужно было искать какую-то подработку. И я стал вести утренники, выпускные, новогодние вечера. В самом начале успел немного поработать Шреком, но мне самому это не очень нравилось. Надо было постоянно красить лицо в зеленый цвет, а на жаре грим мог просто поплыть. Образы Астерикса и Обеликса подсказало само время: по телевидению без конца крутили фильмы «Астерикс и Обеликс против Цезаря», «Астерикс и Обеликс: Миссия «Клеопатра». Эти герои были очень популярны и узнаваемы, поэтому и остановились на них. В разное время у меня были разные напарники, но кто-то из них уволился из театра, кто-то просто не захотел работать с детьми. И только с Мишей Ильичом мы вот уже девять лет работаем вместе, я им очень доволен, так как на него можно во всем положиться.

– Вопрос не в обиду вам, а чисто из любопытства: современные дети узнают Астерикса и Обеликса? Не думаете, что время этих героев прошло? Не хочется попробовать какой-то новый образ? 

– Вы правы, большинство детей уже не знают, кто такие Астерикс и Обеликс, поэтому эти образы уже не столь востребованы, как раньше. Мы часто сидим с Мишей и мечтаем: «Вот бы еще какой новый фильм сняли с участием этих персонажей!» (смеется). Но, конечно, мы не зацикливаемся только на них. У нас есть замечательная программа «Пираты Кошмарских морей», которая сейчас более популярна, а еще некоторое время я в одиночку делал Карлсона. 

 – Гена, насколько я знаю, у вас пока нет своих детей. А трудно ли вам находить контакт с чужими?

– Поначалу было трудно, ведь я много чего не понимал, не знал, что дети всякие бывают... Но со временем научился общаться и с малышами, и с подростками, и с гиперактивными, и с неподъемными. Всё приходит с опытом. Недавно подсчитал, что за 19 лет работы в театре и чуть меньше аниматором, отработал уже более 2 тысяч утренников.

– Перефразирую известную фразу и спрошу у вас как у человека, который много общается с малышами: чего хотят дети?

– Нынешние дети хотят зрелищ(смеется). Чего-то яркого, веселого, развлекательного. Они не особо хотят думать, «грузиться». Именно потому они прежде всего обращают внимание на картинку, а текст, честно говоря, им не столь важен.

 – Работа актера и работа с детьми одинаково выматывают. Как вы «подзаряжаетесь»? Как закаляете свою нервную систему?  

– Очень легко. Утром сажусь на велосипед, хотя есть и машина, и отправляюсь на работу. По дороге наслаждаюсь природой, дышу свежим воздухом. В понедельник – выходной, обязательно еду на дачу. Там огород, дом построил. Какого-то определенного хобби у меня нет, потому что не хватает времени. У меня даже на работу времени не находится (смеется). Вот сейчас позвали в Минск сыграть в одном фильме веселого толстячка, но – извините, репетирую Муми-тролля. У меня в жизни пока складывается, как в том анекдоте: «Приглашают в Голливуд, но не могу… утренники».

– Гена, а ведь на вашем счету несколько эпизодов в довольно громких кинопроектах: «Брестская крепость», «Обратная сторона Луны», «Фарца», «Рассказы». У вас никогда не было желания оставить театр и построить карьеру в кино?

– Такое желание у меня возникает периодически. И Бог знает, как всё сложится дальше, жизнь – штука интересная и непредсказуемая, а я такой человек, который не любит засиживаться на одном месте. Поэтому если будет действительно стоящее предложение, махну на всё тут рукой и рвану в кино…

– А о какой роли вы вообще мечтаете? Кого хотите сыграть? 

– Хотелось бы попробовать что-то серьезное, потому что в театре меня больше используют как характерного артиста. Ясно, что героем-любовником не буду, но сыграть какого-то классического персонажа не отказался бы. Не могу сказать, что мечтаю сыграть кого-то конкретного: Короля Лира, например. Просто хочется открыть для себя что-то новое.




Автор
Елена ДАНИЛОВА

Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!