кондрат31-4.gif5890875fa80e1

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

25
Апреля
Четверг
FB TW VK OK
Баннер не установлен
wot.jpg5bc5985a3b71c
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
rodinka2.jpg5cb02d256a88c
Что? Где? Когда?
Как вы обычно просыпаетесь утром?
Курс валют в Бресте и области
358 копия.jpg5c9b201cadf60

Ко Дню театра. «Нам не хочется играть влюбленных»

09:02 27.03.2019

Словосочетание «актерская семья» часто употребляется в переносном смысле, когда о театре говорят как о доме, где его «жильцов» роднят не брачные или кровные узы, а творческие. И, тем не менее, нередко бывает так, когда в пространстве одного театра встречаются реальные актерские семьи и даже целые династии. 

Накануне Дня театра, который отмечается 27 марта, мы решили встретиться с одной из них – актерами Брестского академического театра драмы Алексеем Щербаковым и Татьяной Зеленко. В их случае пока рано говорить о династии, ведь ни у Алексея, ни у Татьяны в роду не было актеров, но в их семье растут трое детей – и кто знает, кого из них мы увидим в будущем на сцене?

– Алексей, Татьяна, вспомните, как вы пришли в профессию.

Татьяна: Я шла к этому с класса третьего, наверное. Именно тогда начала заниматься художественным чтением с известным в Бресте педагогом Владимиром Немцем. Позже следом за своей подружкой записалась в театральную студию «Раёк». И уже в 10-11 классах вела все школьные концерты, постоянно участвовала в конкурсах чтецов. Я с детства мечтала стать актрисой, и родители никогда не препятствовали этому. Может, потому что сами люди творческие. У мамы хороший голос, она пела в самодеятельности, хотя работала продавцом. Папа – милиционер, но в душе прирожденный певец и танцор, участник известного коллектива «Черняночка». Когда был молодым, многие говорили о его внешнем сходстве с Винокуром, и он непроизвольно начал копировать артиста: у него всегда в загашнике миллион забавных историй и анекдотов. Как видите, отцовские гены сыграли свою роль. Мой младший брат Сашка тоже ведь актер. Лет десять работал в ТЮЗе, а сейчас – в театре имени Янки Купалы. Я училась в Академии искусств, правда, поступила с третьего раза. Во-первых, два года подряд там не было актерского набора. Во-вторых, не горела я, видимо, желанием становиться ни артисткой оперетты, ни актрисой театра кукол, поэтому и не расстроилась особо, не пройдя на эти специальности. На третий же год режиссер Тимофей Ильевский предложил мне попробовать поступить на заочку и параллельно работать в театре. Так и случилось: я училась и вместе с тем играла свои первые роли.


Алексей: А моя история скромнее. У меня нет актерского образования. Окончил математико-физический факультет, но устраиваться по специальности не собирался, понимая: для работы в школе мне не хватит нервов. В педагогический я поступал только ради корочки, моя мама – ретроград, всегда считала: успеха в жизни можно добиться лишь, имея высшее образование. Для меня же учеба стала прекрасной возможностью завести новые знакомства и перейти на новую ступень развития – прежде всего, творческого. «Студенческие вёсны», КВН – все это меня настолько поглотило, что я плюнул на учебу и все пять лет посвятил только этому. Играл в команде факультета «Шуйские бабники», мы занимали первые места и представляли университет на области. Сам я, кстати, родом из Ивановской области, что в России. В Беларусь приехал в 2001 году отдыхать. В Бресте у нас жила родственница, а ее мужем был Заслуженный артист Константин Перепелица. Я только получил диплом и не имел ни малейшего представления, чем заниматься дальше. Помню, как Константин Иванович решил показать мне, где работает, а заодно показать и меня: «Хлопец высокий, может, сгодиться в театре?». Кстати, в театре до того дня я ни разу не был, а тут оказался сразу за кулисами. Директор Сан Саныч Козак без особых церемоний спросил меня: «Стихи какие-нибудь знаешь? Завтра худсовет, приходи, почитай». Ну а какие я знал стихи? Всё, что в КВНе, а там же ничего нормального нет. В итоге, читал переделанное на студенческий лад «Тараканище». Помню до сих пор, как дрожали колени, как пересохло во рту и как мелькало в голове: «Зачем тебе это? Лучше бы пошел на завод». Но отступать было поздно. Худсовет выслушал меня, и прозвучал единственный вопрос: «У вас какой рост?». – «Метр восемьдесят три». – «Всё, вопросов больше нет». В театре нужны высокие и статные, которые всегда смотрятся выигрышнее со сцены (смеется). Таким случайным образом я и попал в театр, где служу уже почти 20 лет, и моим учителем здесь всегда был Константин Иванович Перепелица.

– А вы помните свои первые роли?


Татьяна: Конечно, спектакль назывался «Романтики», сюжет похож на «Ромео и Джульетту», только здесь отцы, наоборот, хотели, чтобы их дети поженились, но внешне не показывали это. Я играла главную героиню – Сильветту. В спектакле мы много пели вживую, и вообще это была хорошая, достойная постановка.

Алексей: А моя первая значимая роль – Бенволио в «Ромео и Джульетте». Запомнилась не потому, что я как-то выкладывался, а потому, что досталась чисто случайно. Я был записан в массовку, а на роль Бенволио назначен другой актер. Но у него на репетиции все время что-то не получалось, и в конце концов Ильевский не выдержал, выстроил всех в ряд и дал каждому шанс попробоваться. Ничего сверхъестественного я не сделал, но в итоге режиссер подошел именно ко мне и спросил, где учился. Конечно, в моем случае глупо было надеяться на эту роль, однако прошло пару дней, и я увидел свое имя в приказе – фантастика, да и только!

 – А какие типажи чаще всего приходится играть? Всегда ли роли ровно ложатся на ваш характер?  

Алексей: Понятие амплуа давно устарело и немодно, но несмотря на это я чаще всего играю героев-любовников. Наверное, благодаря своему росту и внешности. Единственная за последние годы роль на сопротивление – президент в спектакле «Коварство и любовь». Во-первых, там я играл 60-летнего дяденьку, и мне приходилось гримироваться, так как в сыновьях у меня был Олег Бузук – фактически мой ровесник. Во-вторых, герой оказался коварным, расчетливым, из тех, кто не считается ни с чем, лишь бы себя продвинуть. Лично мне всё это чуждо, но в этом и был интерес – смогу ли сыграть так, чтобы мне поверили?


Татьяна: А я романтичных героинь особо никогда не играла. Мне давали, в основном, характерные роли: нелепая Феклуша в «Морозко», Кухарка, от которой все шарахаются, в «Гарнире по-французски», коварная Лиса в «Золотом цыпленке», смешная Советница в «Печальном короле». Ну а если говорить о роли на сопротивление, сразу вспоминается спектакль «Божьи коровки улетают на небо». Это современная пьеса про наркоманов, где я должна была исполнить роль хулиганки. До сих пор загадка, почему выбрали именно меня, ведь по жизни я совсем не оторва, и даже ругаться у меня получалось как-то неестественно...

– А вам приходилось когда-нибудь играть влюбленных?

Татьяна: Нет, нас никогда не ставили в пару. Возможно, потому что мы разные, Алексею чаще подбирают в партнерши девушек с внешностью фотомодели (смеется). 

Алексей: Таня сочиняет. У нас не было совместных постановок, потому что никто не хочет ставить родителей троих детей в один спектакль: если мы с утра до ночи будем репетировать, то кто же тогда будет с детьми? Да и, признаться, нам не особо-то и хочется играть влюбленных. Ведь у партнеров, как правило, много сценических претензий друг к другу, которые порой переходят в личные: в гримерке ты можешь перемывать косточки кому угодно, но никак не своей второй половинке.

– А вы говорите дома о театре? Или это закрытая тема? 

Татьяна: Мы все время говорим о театре. Хочу этого или нет, но я всегда должна спросить мужа, как прошел спектакль. Может, я ему уже порядком и надоела с этим вопросом, и он порой не хочет рассказывать в подробностях, чаще просто отделывается дежурным «нормально», но я все равно интересуюсь, понимая, что спектакль не всегда проходит гладко и актеру важно выговориться после…

Алексей: Плюс ко всему жена – это мои глаза. Во время репетиции я не могу посмотреть на себя со стороны. Да, в театре есть режиссер, которому я стараюсь доверять, но, помимо этого, у меня как у актера есть еще большая потребность в советах второго, моего личного режиссера. Я всегда спрашиваю Таню, как мне лучше сделать и прислушиваюсь к ее мнению.  

Татьяна: Но это мы практикуем только последние пару лет. Потому что раньше было так: чтобы Алексей у меня ни спросил, я всегда говорила: «Ты великолепен, у тебя всё безупречно». Но с возрастом и опытом, конечно, начинаешь смотреть на всё по-другому и уже можешь подсказать, где и что не так...

  – Не могу не спросить, как вы познакомились, сразу ли разглядели друг в друге вторую половинку?

Татьяна: Познакомились в театре. Когда Алексей пришел в труппу, я уже три года работала здесь. У нас сложилась большая дружная компания – почти все одногодки, и мы были не против принять в наши ряды еще одного молодого актера, который оказался одного возраста с нами. Все вместе мы ходили в кафе, на дискотеки, а после засиживались у нас с братом дома до утра. Алексей покорил меня тем, как он играл на гитаре!


Алексей: Таня тоже ухаживала за мной (смеется), зная, что путь к моему сердцу лежит через…эклеры. Честно говоря, я уже смотреть не мог на любимый когда-то десерт, а она все равно продолжала каждый день покупать для меня пирожные и при этом клялась, что это в последний раз.

– А сколько вам понадобилось времени, чтобы понять, что пора бы уже и жениться?

Алексей: Наша история долгая и не такая красивая, как в кино. В 2003-м родилась наша старшая дочь Лиза, а свадьбу мы сыграли только два года спустя. Когда съехались, какое-то время снимали жилье, потом нам дали комнату в общежитии – четырехкомнатной квартире, которую театру подарил город на юбилей. В таких условиях – бок о бок с другими актерскими семьями – мы прожили лет десять, а когда появился третий ребенок, получили наконец долгожданное собственное жилье.

– Вы можете сказать, что ваши дети выросли за кулисами?

Татьяна: Только о старшей дочери. Я почти не сидела в первом декрете, вышла на работу, когда Лизе не было и годика. Поэтому ей хорошо знакомо закулисье. Чуть позже она даже поучаствовала в спектакле «Раскiданае гняздо» и съездила на гастроли в Минск. На этом – всё. Лиза не горит театром, у нее другие увлечения. Несколько лет самостоятельно изучала корейский язык, сейчас ходит на платные курсы. Ей 16, и она пока не определилась, куда будет поступать, но, наверное, это будет что-то, связанное с иностранными языками.  

 – А чем увлекаются младшие дети? Кто-то даст продолжение династии Щербаковых в театре?

Алексей: Скорее всего, театральная у нас младшая Люба – активная, общительная, артистичная. И я очень боюсь, что она может пойти по нашей сложной стезе. А вот сыну это совсем не интересно. Глеб – ребенок технократичного мира, может часами сидеть за компьютером, придумывая флэш-игры. Его оттуда и силком не вытащишь на улицу… 

Татьяна: Да, наши дети очень домашние, но у нас есть огромный бонус – хутор посреди леса. Это дом моей любимой бабушки Наталки, которой не стало два года назад. Но мы по-прежнему туда приезжаем на выходные развеяться, отдохнуть. Там ягоды, грибы, свежий воздух, в конце концов. И детей там просто не узнать – наоборот, не загнать в дом...

– А чем вы любите заниматься все впятером?

Татьяна: Играем в футбол, бадминтон. Любим настольные игры, у нас семейная традиция – на праздники обязательно дарим детям какую-нибудь хорошую игру. Нам нравятся «Твистер», «Пряничный домик», «Акулья охота», «Кошка на стене».

– А как вы сами восстанавливаетесь после спектаклей, ведь актерство – это профессия на износ?

 Алексей: Восстанавливаться всегда непросто, особенно после некоторых спектаклей и ролей. Мне, например, тяжело выходить из образа Есенина. Пока добираешься домой после спектакля, стараешься привести в порядок мысли, чтобы в семью вернуться нормальным человеком. Мне помогает в этом велосипед, нравится крутить педали, это расслабляет. Вот и сейчас на интервью жена приехала на машине, а я – на велосипеде.

Татьяна: У меня мало ролей, но если даже работаю два часа в день, то времени на увлечения все равно не остается. Придя домой, сразу же заворачиваю на кухню: большая семья и большие хлопоты... Кроме того, в моей жизни есть не только театр, но и наш семейный центр «Песочница». Не скажу, что это большой бизнес, но, тем не менее, хорошее подспорье. Во время третьего декрета нам приходилось туговато в плане финансов, и мне хотелось хоть немного заработать. Сперва устроилась в один образовательный центр педагогом по актерскому мастерству. Собрала там большую группу учеников, но при этом за каждого получала сущие копейки. Было немного обидно, почему так, и поэтому я решила открыть собственный центр, который сначала задумывался как театральная студия, а потом здесь появились и дополнительные занятия: по рисунку, по подготовке к школе. Побывав в трех декретах, я имела отличное представление о том, как заниматься с детьми, но не стала довольствоваться только этим опытом и сейчас получаю специальность «дошкольное образование».  

– Напоследок давайте выясним, кто же играет главную роль в вашей семье.

Алексей: Таня, ведь она в курсе всего: кто из детей чем дышит, где лежат дневники, тетрадки и все такое. Но в то же время мы разделяем с женой обязанности, она не содержит меня как какого-то эгоиста, который поиграл в театре и кричит с порога: «Жена, давай есть!». Если Таня занята, я иду на кухню и готовлю. Я люблю это делать, люблю радовать и удивлять жену.


Татьяна: А я могу сказать, что глава семьи – Алексей, ведь так, как его, меня дети не слушаются. При папе они всегда молодцы: что не едят – едят, что не хотят – хотят, что не могут – могут. Одним словом, дисциплина! Дети могут целые концерты мне устраивать в лифте, но стоит им только переступить порог квартиры, где нас ждет папа, – и сразу тишина…

Алексей: Таким образом, наверное, и проявляется их актерское мастерство (смеется).

Автор
Елена ДАНИЛОВА

Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!