кондрат31-4.gif5890875fa80e1

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

25
Сентября
Вторник
FB TW VK OK
Баннер не установлен
lestv.gif537ef1827c008
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
rod.jpg5a96ad12c3b7c
Что? Где? Когда?
Как вы оцениваете качество, оказываемых ЖКХ услуг?
Курс валют в Бресте и области
AK5Z9266.JPG5a97bd90cf149

Подзахоронения, бронь... и другие волнующие брестчан вопросы

10:45 01.03.2018

Приходит время, и почти перед каждым из нас возникает вопрос: когда умрем, где нас похоронят? Странно, не правда; казалось бы, не все ли равно, где будет погребено наше тело? Ведь там, за последней чертой, наверняка есть что-то другое, нашему разумению пока недоступное… Из многочисленных опросов следует, что большинству далеко не все равно.

Итак, какие же у нас шансы на захоронение там, где хотелось бы (или, напротив, в месте нежелательном)? Информацией об этом с корреспондентом ZARYA.BY охотно поделился директор КУП «Брестское спецпредприятие» Алексей Шевердин.

– Что касается перспектив захоронения на брестских кладбищах, – говорит Алексей Владимирович, – то для начала я хотел бы пояснить: по закону есть такие понятия, как кладбища «открытые» и «закрытые».

Что это означает? На «закрытых» не выделяются новые участки для захоронения, поскольку их площадь исчерпана. И, вместе с тем, они являются практически действующими, потому что, во-первых, имеется много броней (правильно – ранее зарезервированных участков); во-вторых, можно использовать такую возможность, как подзахоронение урн с прахом к ранее умершим родственникам.

К слову, на брестских кладбищах, включая Северное, захоронено около 105 тысяч человек плюс еще не менее 25 тысяч воинских захоронений.

О выделении на кладбищах новых мест: сейчас такая возможность есть только на открытых кладбищах, а это – Митьки, Козловичи, гарнизонное и Северное кладбище, которое находится возле поселка Мотыкалы. Оно было спроектировано и рассчитано на примерно 40-50 лет захоронений, поскольку площадь там огромная. И это будет – основное центральное кладбище Бреста. Если, конечно, не произойдет каких-то изменений…

– Давайте вернемся к упомянутым вами зарезервированным местам (броне) и подзахоронениям. В этих вопросах, как выясняется, далеко не всем и все понятно…

– На протяжении последних 50-60 лет, согласно закону, было так: человек мог забронировать себе место на момент смерти своего родственника рядом с его могилой. Но в определенный период законом было разрешено резервирование участков для захоронения при жизни. Вот тогда народ массово стал бронировать себе места! И что получается? Представьте только: открытое кладбище, а на нем полно броней; но где же тогда производить захоронения людей только что умерших?! Однако эту ошибку быстро осознали. И кто тогда успел место себе забронировать – тот успел.

Хотелось бы дать еще некоторые пояснения о выделении участков на кладбище. Согласно закону, на момент смерти родственника человеку выделяется безвозмездно либо одиночный участок размером 1,4 м в ширину и 2,3 м в длину либо двойной – 2,2 м в ширину и 2,3 м в длину. А участки большей площадью – за дополнительную плату, размер которой на сегодня составляет шесть базовых величин за 1 квадратный метр дополнительной площади. По факту выделенных участков самое важное, чтобы у людей сохранился документ об этом с четко указанными размерами участка. Потому что в свое время, вероятно, к вопросу о выделении участков относились проще, и людям было позволено бесконтрольно увеличивать размеры участков рядом с захоронениями родственников. А соответствующих документов на это никто не выдавал, в связи с чем возникает множество проблем при рассмотрении вопросов подзахоронений. Особенно это касается таких присоединенных к Бресту кладбищ, как Митьки, Вулька, Речица, Козловичи и пр.

Кстати, Митьки и Козловичи мы планируем закрывать.

– А Каменица Жировецкая?

– Это кладбище относится к Брестскому району. И, учитывая проблематику Северного кладбища, очень большое количество брестчан воспользовалось возможностью захоронения на нем. А сейчас в Каменице мест уже практически нет…

– Еще одна из проблем, с которой сталкивается наше предприятие, – продолжает наш собеседник, – это самозахват территории, прилегающей к месту захоронения родственника.

 Например, человеку по факту выделен одиночный участок, а он себе «отхватывает» еще по метру с каждой стороны, забирая тем самым проход, что притесняет соседние могилы. Не обращая внимания на то, что по закону размеры прохода между могилами должны быть не менее полуметра. И иногда на самовольно захваченной площади возводится натуральный «мавзолей». В таких случаях наше предприятие имеет право это сооружение снести – в судебном порядке (за превышение площади). И мы боремся с этими захватчиками территорий.

В отношении подзахоронений есть еще один нюанс. В закон сейчас добавлено такое понятие, как «свойственники», что означает фактически ЛЮБЫЕ родственники (близкие, дальние и т.д.) могут быть подзахоронены к умершему. Единственное и главное условие: на такое подзахоронение должно быть согласие родственников. И второе – если позволяет место. Однако в любом случае каждая ситуация индивидуальна, и каждая рассматривается в рамках закона только специалистами нашего предприятия.

– Не раз доводилось слышать о том, что на сельских кладбищах места для захоронения выделяются батюшками (священнослужителями) местной церкви. Насколько это правомерно?

– Вы затронули достаточно больное место. Нет, конечно. Для того, чтобы зарезервировать себе место на сельском кладбище, надо обращаться в районное ЖКХ, там получить соответствующий документ.

Почему я сказал «больное место»? Да потому, что, к сожалению, в районах (причем это касается не только нашей области, а и по всей республике существует эта проблема) должным образом не велся учет захоронений. И места действительно выделялись – не только батюшками, но и смотрителями кладбища, и чуть ли не копщиками могил, т.е. выдавались свидетельства о смерти, разрешения на захоронение, а вот ряд, место, кто, где, когда…

Этих данных не было ни в каких архивах, как не было ни журналов, ни каких-то регистрационных записей в райисполкомах. В общем, на районных кладбищах был полный сумбур! С данными вопросами мы столкнулись, когда эти кладбища были переданы городу. Мы произвели их инвентаризацию, и в итоге учет по всем захоронениям был восстановлен.

Но я, пользуясь случаем, все-таки хочу обратиться ко всем: приходите к нам, будем, пока не поздно, разбираться; ищите хоть какие-то документы, подтверждающие, что место забронировано. Многие приходили и приходят.

Кстати, буквально с этого года по всей стране начал вестись государственный учет населения, и эти сведения хранятся в центральной базе данных МВД РБ.

– Еще вопросы, которые волнуют читателей: почему проседают могилы и происходит перекос памятников?

– Такая проблема есть, уверяю вас, практически на всех кладбищах в Беларуси! Это особенно заметно после зимы. Ну вот представьте: копаем мы зимой могилу, достаем буквально комьями промерзший грунт (неважно, даже какой) – главное, что он не заполняет всех пустот в могиле… А дальше… приходит весна, идут дожди, грунт проседает, и эти пустоты из-за его просадки начинают заполняться. Однако это – неизбежный процесс! Его не надо бояться; а случилось такое, пускай родственники обращаются к нам – приедем без всяких проблем, сделаем подсыпку, поднимем. Я даже нашим сотрудникам говорю: ребята, вы не ждите, пока начнутся жалобы, видите, могила просела – подсыпайте!

То же – когда мы видим просадку памятника или его наклон. Нельзя ставить памятник, пока грунт не устоится, не осядет и не войдет в нормальное состояние. Не зря ведь существует традиция устанавливать памятник минимум через год после погребения. Это не только религиозная догма; это – строительная норма. И хочу пояснить, что такое, в сущности, могила. Мы опускаем в нее гроб с телом. Спустя год, два (когда – непредсказуемо) гроб проломается, тело истлеет, опять возникнут пустоты, а грунт опять осядет. Вот тогда и может возникнуть наклон памятника.

 


 

…Наши читатели, думаю, обратили внимание – автор не затронула в беседе с Алексеем Шевердиным такого многопланового вопроса, как захоронения брестчан на Северном кладбище. Дело в том, что полученной информации оказалось так много, что она требует отдельного повествования и будет представлена скоро на ZARYA.BY


Автор
Ольга СВАНССЕН

Комментарии

SunD
02.03.2018 08:58:37
Крематорий в Бресте, даа, хотелось бы.
Admin
01.03.2018 17:15:29
Да, будет про "Северное", а также расскажем про то, что планируется с крематорием
Федор
01.03.2018 17:13:23
А про крематорий будет в следующем материале?

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!