кондрат31-4.gif5890875fa80e1

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

21
Февраля
Среда
FB TW VK OK
Баннер не установлен
промбурвод2.gif5881a965f2bf9
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
Баннер не установлен
Что? Где? Когда?
Как выступит сборная Беларуси на Олимпиаде-2018?
Курс валют в Бресте и области
Sviatopolk.jpg5a794e74aa6c7

Святополк Окаянный или…Покаянный? След князя в Берестье

08:43 06.02.2018

Так уж сложилось, что метрическим свидетельством рождения Бреста принято считать вот этот отрывок из «Повести временных лет»: «Святополк побежа и бежаще нападе на нь бес и расслабиша кости его и не можаще сидеть и принесоша и (его) к Берестью…».

Долгое время считалось, что жизненный путь персонажа, прозванного древними историками Окаянным и благодаря которому город над Бугом «засветился» в исторических хрониках 1019 года, тогда же и подошел к концу. Но ряд современных исследователей придерживаются иного мнения.

С некоторыми из таких альтернативных версий мы и хотим познакомить читателей ZARYA.BY

Бегство или отступление

Согласно Новгородской первой летописи, после битвы на Альте Святополк бежал к печенегам. По повествованию «Повести временных лет», братоубийца, наказанный параличом и безумием, бежит, сам не ведая куда.

В «Радзивилловской летописи» странствия Святополка описаны так: «И принесоша к Берестью, бегающе с ним. Он же глаголаше: «Побегните со мною, женут (гонятся) по нас»».

В гораздо более поздней версии польского историка XVI века Матвея Стрыйского изгнанник намеревался попасть к Болеславу Великому и выпросить помощь.

А вот автор книги «Ярослав Мудрый» Виктор Тороп считает, что появление Святополка в Берестье вызвано другими причинами.

Город входил в Туровское княжество, выделенное в удел Святополку Владимиром Святым. Для того чтобы попасть в Польшу, Святополку после разгрома под Переяславлем проще было двинуться южными путями через степи, занятые союзными ему печенегами, или уйти прямой дорогой через Луцк, Владимир-Волынский и Волынь. Но, потерпев поражение, Святополк предпочел вернуться в свои северные владения. Почему? Скорее всего, в надежде получить там поддержку и продолжить борьбу.

Ярослав же, решив не допустить этого, сразу же после победы повел свою армию в Туровское княжество, и Святополку пришлось покинуть Русь.

По мнению Торопа, составители летописей сознательно допустили смещение некоторых исторических дат и событий. Образу гонимого потусторонними силами нечестивца реальная погоня противоречила, и сообщение о преследовании Святополка войсками Ярослава, и его поход к Берестью просто передвинули по тексту на более поздний срок. И осталось: «И пробеже Лядцкую землю, и гони Божьим гневом, и прибеже в пустыня межи Ляхи и Чехи, испроверже живот свои в том месте зле».

Из князей в святые

Русские летописи теряют след князя-беглеца в некой безымянной пустыне где-то между Польшей и Чехией. И только у Нестора в его «Чтении о житии и о погублении Бориса и Глеба» можно найти примечательную деталь: «Бывает бо смерть грешнику люта: мнози бо глаголют в раче его видевше суща тако, яко же и Ульяния законопреступнаго». То есть смерть грешника была страшна, но говорят, что его захоронили в раке (саркофаге), похожей на саркофаг императора Юлиана Отступника.

По мнению Виктора Торопа, слово «пустыня» в данном контексте стоит понимать не как «пустынное безлюдное место», а местообитания монахов-отшельников.

Писатель также считает, что коль раки устанавливались в храмах, а сам саркофаг, судя по описанию, не уступал по богатству императорскому и его видели многие путешественники из Руси, то это может свидетельствовать о большом уважении к покойному. Все это мало подходит к летописной легенде о пустынном смрадном месте и разверзшейся под могилой земле.

Кроме того, Виктор Тороп считает, что «нашего» Святополка с большой долей вероятности можно отождествить с загадочной личностью – отшельника Прокопа Сазавского, упоминающегося в чешских хрониках той эпохи.

По данным чешского историка В. В. Ганки, ссылавшегося на записи монастыря чешских иоаннитов, Прокоп был родом из Руси. В Чехии Сазавский монастырь был опорой славянского богослужения, которого придерживались иоанниты, а среди них Прокоп провел много лет. Русское происхождение монаха косвенно подтверждает и знаменитая рукопись Реймсского евангелия, на которой до Великой французской революции присягали короли Франции во время своей коронации. В ней сказано, что часть книги, записанная кириллицей, – собственноручное творение Прокопа.

Советские ученые-лингвисты в 1975 году, изучив текст евангелия во время его пребывания в Москве в качестве экспоната французской выставки, сделали выводы, что эта часть Реймсского евангелия представляет собой древнерусскую рукопись, написанную… киевлянином.

Тороп выдвигает такую версию: князь-беглец, исцелившись от тяжелого ранения, нашел прибежище в монастыре и, став монахом, начал новую жизнь: «При постриге принимали новое имя, обычно начинавшееся с той же буквы, что и прежнее. Крестильным именем Святополка было имя Петр, поэтому он стал Прокопом. Но случилось это позже – 22 марта 1019 года. Принятие монашества осуществлялось по воскресеньям, а имя принималось в честь одного из святых, прославляемых в этот день. 22 марта чествуется св. Василий Анкирский, и Святополк должен был принять имя Василий. Имя Василий носил креститель Руси Владимир Святой, и Святополк выбрал имя своего приемного отца. Монахи меняли имя еще раз – при принятии схимы. Судя по всему, Прокоп – имя, принятое в схиме в честь св. великомученика Прокопия Кесарийского. Небесным заступником Владимира Святого был св. Василий Кесарийский. Так что и здесь мы наблюдаем перекличку имен».

Далее Тороп пишет, что в пользу этой версии говорит и то, с каким вниманием и почтением относились к простому отшельнику чешские правители. Если Прокоп – это Святополк, то это неудивительно, ведь князь Моравии и Чехии Бжетислав (Брячислав), при котором был построен знаменитый в истории славянской культуры и письменности Сазавский монастырь, приходился ему племянником по матери. Брячислав пережил отшельника и по-родственному позаботился о его могиле, о чем свидетельствует сравнение раки Святополка-Прокопа с императорским захоронением.

Благодаря ревностному служению Богу Прокоп был причислен к лику святых. В православной традиции это решение также было признано, и Прокоп Сазавский пополнил русские святцы.

В 1095 году частицы мощей святых Бориса и Глеба были  перенесены в Сазавский монастырь, где до этого, в 1053 году, был похоронен и Прокоп.

Если версия с превращением проклятого русскими летописцами Святополка в святого Прокопа верна, то получается, что останки некогда враждовавших братьев покоятся в одном месте. Вот такое посмертное примирение.

Автор
Олег ГРЕБЕННИКОВ

Комментарии

Лоис
07.02.2018 13:46:28
Что-то читаю и понимаю, что история прошла мимо меня. Совершенно не помню многих личностей и их передвижений
Antimatter
06.02.2018 10:02:33
Мне например больше нравится версия про Покаянного, но верится в это с трудом. Да и никогда мы уже этого не узнаем.

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!