кондрат31-4.gif5890875fa80e1

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

23
Мая
Среда
FB TW VK OK
Баннер не установлен
jasno.jpg5b03c3ce63bba
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
баннер.jpg5aeff1f22913c
Что? Где? Когда?
25.05 -
- 27.05
Кто должен распоряжаться семейным бюджетом
Курс валют в Бресте и области
vybory_2018.jpg5a687868956ea

Вопросы и ответы. Онлайн-конференция с Лидией Ермошиной

14:13 24.01.2018

Выборы с местные Советы депутатов пройдут в Беларуси 18 февраля 2018 года. 18 января завершилась регистрация кандидатов. Сразу после этого кандидаты могут приступать к агитации: выступать в СМИ, проводить митинги и пикеты, знакомить избирателей со своими программами. 

Во время онлайн-конференции в пресс-центре БелТА председатель Центральной комиссии Республики Беларусь по выборам и проведению республиканских референдумов Лидия ЕРМОШИНА озвучила итоги регистрации кандидатов в депутаты, рассказала об особенностях нынешней избирательной кампании, ответила на вопросы избирателей.

– Корр. БЕЛТА

– На прошлой неделе в Беларуси завершилась регистрация кандидатов в депутаты местных Советов. Сколько человек на данный момент уже получили удостоверения? В каких округах сложился наибольший конкурс, есть ли безальтернативные?

– Лидия Ермошина:

– Было выдвинуто 22 712 кандидатов, осталось на данный момент 22 278. Из числа выбывших 123 человека отозвали свои кандидатуры добровольно и 311 (1,37%) – это отказы в регистрации. Такова картина на данный момент, конечно, она будет меняться: кто-то будет участвовать, кто-то будет отзываться. Что касается безальтернативных округов, то по селу, районам и городам сказать не могу. Такая статистика не собирается, невозможно из 18 тыс. вычленить количество безальтернативных округов. По селу большая часть округов безальтернативные, там не много альтернативы.

Что до Советов самого высокого уровня – областных, то в Брестском регионе семь безальтернативных округов, или 12,3%, в Витебской области – 22 (36,7%), Гомельской – 3 (5%), Гродненской – 40 (66,7%). В Минской области три безальтернативных округа, что составляет 5%, а в Могилевской нет ни одного. Причем там есть округа с высокой альтернативой. Средний конкурс – чуть менее трех кандидатов на место.

В Минске, естественно, везде есть альтернатива. Здесь в среднем на одно место претендуют более 4 человек.

– Степан Девятков:

– Лидия Михайловна, можете ли вы описать портрет среднестатистического кандидата в депутаты местных Советов 28-го созыва? Много ли среди тех, кто претендует на депутатский мандат, молодежи? Как вы считаете, насколько полезна эта школа для будущих политиков?

– Лидия Ермошина:

– В абсолютных цифрах молодежи до 30 лет среди кандидатов в депутаты 1 169 человек, или 5,25%. Граждан России – 32 человека, депутатов действующего созыва – более 10 тыс. (46,5%), женщин – почти 11 тыс. (около 50%).

Если говорить о молодежи, то я считаю такую школу для них полезной. Более того, думаю, что облик молодого кандидата привлекателен для избирателя. Пожилые люди очень позитивно относятся к молодым руководителям, депутатам, не говоря уже о молодежи. Надеюсь, что именно участие молодых кандидатов в депутаты подтянет явку избирателей из числа их сверстников.

– Елизавета, Борисов:

– Кандидаты в депутаты местных Советов могут создавать избирательные фонды для финансирования своей предвыборной агитации. Насколько активно пользуются претенденты на депутатский мандат такой возможностью, учитывая, что местные выборы, как правило, проходят более спокойно по сравнению с другими избирательными кампаниями?

– Лидия Ермошина:

– Не думаю, что в сельской местности либо в безальтернативных округах кандидаты будут заводить свои избирательные фонды. На данный момент открыт 241 счет для сбора средств. Больше всего их в Минске – 89. В Могилевской области пока только 9 счетов, в Минской – 45, в Гродненской – 8, в Гомельской – 42 счета. В Витебской и Брестской областях их открыто 10 и 38 соответственно. При этом, отмечу, счета открывают не только претенденты на места в облсоветах. Например, в Брестской области из 38 счетов 29, то есть подавляющее большинство, открыли кандидаты в депутаты Брестского городского Совета. А среди кандидатов в депутаты Витебского горсовета это сделал только один человек. В Гомельской области больше всего счетов – 24 – открыли претенденты на места в Гомельский районный Совет. Значит, тут конкурс будет острее.

Кандидаты только начинают открывать счета. Возможно, они рассчитывают на ведение бесплатной предвыборной кампании, опираясь целиком на свои команды и на общественные объединения, которые их поддерживают.

– Артем Волощик, Орша:

– После регистрации стартует, пожалуй, самый яркий этап любой избирательной кампании – предвыборная агитация. На местных выборах он обычно проходит не столь оживленно, как на парламентских и тем более президентских. Тем не менее поделитесь своими ожиданиями и наблюдениями, насколько активно будут вести агитацию кандидаты в депутаты местных Советов?

– Лидия Ермошина:

– Там, где округа безальтернативные, агитации, скорее всего, вообще никакой не будет. Она будет проходить в городах областного подчинения и Минске. Могу сказать, что созданы очень хорошие условия для ведения предвыборной агитации в столице. Некоторые маленькие города и районы подготовили весьма прогрессивные решения, предоставив достаточно много мест для ведения предвыборной агитации. Агитировать можно абсолютно бесплатно – главное, иметь сторонников. Хорошо, если кандидат в депутаты опирается на крупное общественное объединение. Еще на первых этапах избирательной кампании можно было видеть пикеты «Белой Руси», БРСМ, Компартии. Думаю, эти пикеты продолжатся. Есть и пикеты оппозиции.

– Кирилл, Минск:

– Можем ли мы в перспективе перейти к сбору подписей на планшетах, заменив ими традиционные бумажные носители?

– Лидия Ермошина:

– Нет, конечно. Во-первых, каким образом будут ставиться подписи избирателя на планшете? Не все же избиратели будут обладать правом электронной подписи. Во-вторых, возможны любые манипуляции. Я думаю, это самая ненадежная форма, ведь электронные данные всегда можно уничтожить. Причем не сознательно, а с помощью случайного вируса.

– Михаил, Гродно:

– Как вы считаете, насколько целесообразно организовывать онлайн-трансляции с избирательных участков? Будет ли такая практика внедряться в Беларуси?

– Лидия Ермошина:

– Не вижу смысла. Если в течение дня и потом вести трансляцию, то эффект значительно меньше тех средств, которые на это тратятся. По сути дела, смотрит эти новости с участков очень узкий круг лиц. Например, те, кто связан с медийным пространством. Установить возможную фальсификацию с помощью онлайн-трансляции невозможно, ибо общий план участка не дает оценить то, что происходит конкретно за столом. Видна только последовательность действий избирательной комиссии, но детали уходят из онлайн-трансляции. А ведь в деталях вся суть. И разве будет кто-то онлайн считать количество людей, посетивших участок? У нас для этого есть наблюдатели.

– Божедом А.В.:

– Недавно стало известно, что американские дипломаты выразили желание участвовать в мониторинге местных выборов в Беларуси. Есть ли интерес со стороны представителей дипмиссий других государств? Как вы оцениваете активность национальных наблюдателей?

– Лидия Ермошина:

– Интерес есть. Уже поданы заявки от посольств Российской Федерации, Франции и Великобритании. Думаю, что очередь и за другими посольствами. Интересовались, кстати, выборами и, возможно, тоже подадут заявки представители посольства Китая в нашей стране. Какое-то определенное количество наблюдателей будет, но они все краткосрочные и будут работать в период голосования. К вечеру мы получим сведения о национальных наблюдателях. Только в Центральной комиссии уже аккредитовано 10 человек. Во все остальные они придут и будут подавать документы перед началом досрочного голосования, тогда у нас наблюдается резкое оживление. А так они есть во всех областных комиссиях, в территориальных комиссиях городов их немало.

– Филоненко Т.М., Минск:

– Много ли поступает жалоб от участников избирательной кампании? На что чаще всего жалуются в избирательные комиссии, ЦИК, часто ли подтверждаются жалобы?

– Лидия Ермошина:

– Давайте не будем забывать, что очень многие жалобы мы не рассматриваем, а отправляем в территориальные избирательные комиссии, потому что именно они здесь являются основными. Поэтому говорить бесспорно, что они подтверждаются либо не подтверждаются, я не могу. Вместе с тем могу сказать, что в период с 16 ноября (т.е. с начала избирательной кампании) по 22 января в Центральную комиссию поступали и устные, и письменные жалобы. Письменных жалоб поступило 90, еще 298 – это устные обращения по разным вопросам. Если проанализировать последние обращения, которые поступили за последние 10 дней в Центральную комиссию, многие письменные, в принципе, дублируют устные. Например, это жалобы на неточность списков избирателей, хотя они еще только уточняются.

Вопросы возникают по проверкам деклараций о доходах, по конфликту интересов – может ли доверенное лицо кандидата быть председателем участковой комиссии. Спрашивают также, какие сведения будут отражены в информационных материалах, надо ли давать сведения о давно погашенной судимости, как проголосовать гражданину Российской Федерации и другие.

– Мария Игнатьевна, Минск:     

– Какую явку избирателей прогнозируете на этих выборах?

– Лидия Ермошина:

– Думаю, что в целом по стране явка будет более 60%. В силу того, что у нас есть такой институт, как досрочное голосование. Хотя сразу могу сказать: на местных выборах в Беларуси барьер явки не установлен. Они состоятся при любой, даже если придет один человек. Но, я думаю, что мы не можем доводить ситуацию до абсурда. Не может вообще власть считаться властью, если ее поддержали менее 20% избирателей. Думаю, что более 60% – это реальная явка.

– Корр. БЕЛТА:

– Лидия Михайловна, есть ли данные, скольким гражданам избиркомы всех уровней отказали в регистрации в качестве кандидатов в депутаты в местные Советы 28-го созыва?

– Лидия Ермошина:

– На нашей встрече в ЦИК специальный представитель ПА ОБСЕ по Восточной Европе, глава делегации шведского парламента в ассамблее Кент Харстед озвучил информацию, что мы отказали в регистрации в качестве кандидатов в депутаты 400 представителям от оппозиции. Мы сказали, что этого не может быть. Более того, оппозиции отказано ничуть не больше, чем остальным. Около 400 человек – это все граждане, которым отказано в регистрации, причем все они – совершенно разные люди.

Если говорить о партиях, то, к примеру, по всей стране Белорусская партия левых «Справедливый мир» выдвинула 72 кандидата, из них зарегистрировано 57, причем нельзя сказать, что этим 15 человекам отказано – может быть, их кандидатуры были отозваны. Белорусская социал-демократическая партия (Грамада) выдвинула 55 кандидатов, зарегистрировано 46, ОГП – 78 и 61 человек, БНФ – 14 и 10 кандидатов соответственно. Если говорить о количестве отказов, то больше всего их у Либерально-демократической партии. Это связано с большим количеством выдвиженцев – около 200 человек.

– Владимир, Минск:

– Лидия Михайловна, насколько мне известно, обычно голосовать на выборы вы приходите досрочно. Планируете ли продолжить традицию в этом году? В чем преимущества досрочного голосования и почему Беларуси не стоит от него отказываться? Каково отношение БДИПЧ ОБСЕ к досрочному голосованию в нашей стране?

– Лидия Ермошина:

– Я, конечно, буду голосовать досрочно, в силу того, что, во-первых, в день выборов у меня для этого нет просто временной возможности. Во-вторых, мое появление на избирательном участке уже вносит какой-то определенный беспорядок на участке, потому что и комиссии задействованы, и СМИ тут же появляются. Это будет просто мешать другим избирателям.

Я считаю, что досрочное голосование – это очень удобная форма для занятых людей. Кроме того, это удобная форма для абсолютно свободных лиц, например, пенсионеров. Многие из них также приходят проголосовать досрочно, потому что в день выборов, они считают, будет много людей, может быть, их где-то толкнут, может быть, очередь придется пережидать. Им тоже нравится спокойная, комфортная, тихая обстановка, которая сопровождает досрочное голосование. Третья категория – я думаю, что ею должны пользоваться все те, кто на выходные планирует совершенно иные мероприятия – гуляет свадьбу, едет на пикник, собирается выехать за границу на пару дней. Плюс иногородние студенты, которые могут проголосовать только по месту своей учебы, а на выходные они разъезжаются к родителям. Досрочное голосование – это дополнительная гарантия для реализации избирательных прав граждан.

Такая форма достаточно популярная в западных странах. США – лидер досрочного голосования, в некоторых штатах оно начинается за 90 дней. Я когда-то была на выборах в Финляндии, там тоже шло досрочное голосование, причем ящики находились на почте, то есть потом почта все эти конверты собирала с бюллетенями и отвозила в избирательную комиссию.

Плюс ко всему, если вы видели, даже когда Brexit шел в Великобритании, голосование несколько дней осуществлялось, а это уже досрочное голосование. То есть оно везде разное – может быть и десять дней, и три дня, совершенно разные сроки. Это абсолютно легальная и зарекомендовавшая себя форма голосования.

БДИПЧ ОБСЕ не имеет никаких возражений против сохранения этого института у нас в стране, это постоянно подчеркивается, даже в их предложениях нет никаких требований либо рекомендаций отказаться от этого института, просто они говорят, что, поскольку у тех или иных политических сил есть сомнения, то увеличьте гарантии – еще какие-то дополнительные гарантии дайте этому институту, чтобы он вызывал больше доверия, и все.


Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!