blueALL-2.jpg5ceccc0d2b422

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

12
Декабря
Четверг
Tlgrm Inst. FB TW VK OK
Баннер не установлен
Баннер не установлен
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
баннер.jpg5dc178182d55d
Что? Где? Когда?
Кто станет главным тренером Динамо-Брест?
Курс валют в Бресте и области
grun.jpg50c8faef5626d

ТАЙНАЯ ВСТРЕЧА

00:00 22.06.2009
Великая война
Витовта и Ягайло
    В следующем году летом исполнится 600 лет со дня одного из самых известных в истории сражений – Грюнвальдской битвы, положившей начало конца крестоносцам. Не многие знают, что этому грандиозному бою предшествовало событие  не менее важное, без которого не было бы великой славянской победы над рыцарями Тевтонского ордена. 
    В середине октября 1409 года Брест, третий тогда по величине город в составе Великого княжества Литовского, примирил двух вершивших историю нашего края царедворцев, двух недругов, которым вместе предстояло  определить судьбу не только своего народа, но и Европы, – польского короля Ягайло  и великого литовского князя Витовта.
    До этой встречи они были  неустанно враждующими противниками, чья ревностная непримиримость  полыхала в сердце каждого, то унимаясь, то разгораясь с новой силой. Чтобы противостоять  экспансии  тевтонцев, Владиславу и Александру – такие имена приняли король и князь в крещении  – удалось на время забыть взаимную вражду и, как подобает близким родственникам, объединиться для решающего сражения с общим врагом. 
    6 августа 1409 года великий магистр Тевтонского ордена Ульрих фон Юнинген объявил войну королевству Польскому. Это было началом известной в истории средневековья Великой войны 1409 - 1411 годов. Давно уже поправшие свои первоначальные идеалы, железные рыцари под предлогом служения Христу насильно «осчастливливали» народы, огнем и мечом  вторгаясь в чужие земли. Прусские магистры стремились подчинить своему влиянию торговлю на Балтике, манили их и богатые славянские просторы.
Забыли обиды
    Преодолев давнюю неприязнь, вознеся державные интересы над личными, Витовт и Ягайло  тайно прибыли в Брест 17 октября, чтобы обсудить тактику и стратегию предстоящего похода. Как же, наверное, трудно было решиться каждому из них на эту встречу. По дороге в Берестейский замок король и князь перебирали в памяти все нанесенные друг другу обиды. В их неравной схватке длиною в полжизни Берестье не раз служило великому литовскому князю прибежищем. И вот опять оно готово принять друга, но уже не затравленным отшельником, гонимым своим венценосным родственником, а равноценным союзником польского короля. И воспаленная  память повела  Витовта к истокам этого противостояния.
    Они были двоюродными братьями. Отец Витовта,  литовский князь Кейстут Гедиминович, мечтал о дружбе между детьми и их совместном ведении государственных дел. Он исполнил завещание родного брата Ольгерда и признал его сына Ягайло великим литовским князем.
    Впервые  племянник предал Кейстута, сговорившись с тевтонцами для   нападения на его родовое поместье в Троках Гродненского воеводства (сейчас это литовский город Трокай, недалеко от границы с Гродненской областью).  Несколькими годами позже, в 1379 году, нарушив заключенный с ВКЛ мир, орденские отряды ринулись на Берестье, где тогда был Витовт. В Берестейском замке собрались все мужчины округи, способные держать в руках оружие. Витовт отправился в Дрогичин, собрал там войско и дал отпор крестоносцам, разорившим Берестье, но так и не взявшим замок города. А вернувшись в Гродно к отцу, узнал о предательстве брата: в великокняжеской канцелярии Кейстут обнаружил грамоты-договоры племянника с Тевтонским орденом. О чем думал Кейстут, когда, сначала схватив изменника, отпустил его? Простил брата и Витовт. Но вскоре горько пожалел об этом: Ягайло прогнал его из родного поместья и со своими дружинами и  орденскими отрядами занял опустелые Троки, прибавив к своему титулу звание трокского князя. С этого дня для Витовта начались горестные времена скитаний...
    Как унять этот нестерпимый жар, каждый раз занимающийся в груди  при одном только имени Ягайло! Как усмирить оскорбленное самолюбие, княжескую гордость, надменность царедворца, лишенного двора. Чем ближе подъезжал Витовт к Берестью, тем сильнее полыхала его память, извлекая из прошлого все новые страшные подробности унижений. Тем сильнее ненавидел он брата.
    Вспомнил, как собрал войско гродненское и берестейское, чтобы обороняться от Ягайло с крестоносцами.  Как, борясь за Троки,  они с отцом легковерно явились к предателю на переговоры и стали узниками Кревского замка. Как тюремщики тайно задушили отца – шнурком, как холопа. Как сам ждал своего часа в тюрьме. Вероломный Ягайло с искаженным  «от горя»  лицом наблюдал за ритуалом похорон  Кейстута, зная, что в это самое время мчатся к Берестью посланные им палачи, чтобы утопить в Буге Бируту, жену задушенного князя,  дожидавшуюся мужа в замке.
    Витовт пришпорил  коня, шумно, забыв осторожность, помчался по пыльной дороге, пытаясь заглушить сердечный ропот, – он вспомнил, как потом, измотанный неволей и болезнью, просил Ягайло  освободить его из плена и вернуть Троки.
    Но приближенные великокняжеского двора требовали смерти невольника. Как поступил бы брат, Витовту не пришлось узнать: его преданная служанка, жертвуя  жизнью, помогла бежать своему господину из Кревского замка. С женой Анной и сыновьями Юрием и Иваном беглый князь подался в  Мазовию.
    Любовь к родной земле оказалась сильнее ненависти к мучителю – и Витовт снова просит в письме к Ягайло отдать ему Троки и объявляет о своей готовности признать брата великим литовским князем. Ягайло отказал Витовту в том, что принадлежало ему по праву, и сам толкнул отверженного врага к войне. Как загнанный зверь, вытравленный из своего логова, Витовт стал опасным и злым. За судьбой опального князя следили и орденские магистры. Междоусобная борьба была им на руку. Оставалось ждать, когда изгнанник униженно поклонится перед ними. Одержимый местью, Витовт признает себя орденским вассалом, за что надеется получить захваченное с крестоносцами свое родовое княжество. Зря. В 1383 году князь вернулся в родной дом, но не хозяином – пленником, а скоро Троки снова отвоевал Ягайло.
    Жить вдали от родины Витовт больше не мог. Изменив ордену,  мятежник  помирился с братом и отвоевал с ним у крестоносцев несколько орденских замков. Теперь обратной дороги к ливонам не было. И опять из одной неволи  попал он в другую. Так и не получив Трок, стал только гродненским  князем, всегда ощущая за собой ягайловский присмотр.  Единственное чувство владело им тогда – бессильная злоба.
    Тем временем, обвенчавшись с польской королевой Ядвигой и заключив с поляками союз, известный в истории под названием Люблинской унии, Ягайло  становится королем Польши Владиславом Третьим. Нужно признать, что не только сияние королевского венца прельстило  великого князя – он прекрасно понимал значение объединения в борьбе с орденом. На радостях Владислав неосторожно делит некоторые западные земли Великого княжества между польскими воеводами, чем вызывает возмущение нескольких литовских князей. Вот тогда-то и  наступает звездный час Витовта! Воспользовавшись их недовольством и помощью, мятежный князь объявляет королю войну. Только этого и ждут немецкие магистры. Который раз прибегнув к их пособничеству,  Витовт проливает кровь своих соотечественников. Озлобленный до умопомрачения, он удивлял жестокостью даже железных рыцарей.  Не на шутку испуганный, Владислав мирится с братом и объявляет его  великим князем литовским и русским. Мечта сбылась. Но какой ценой!  Жизнью оплатили  великокняжеский титул сыновья Витовта, предусмотрительно оставленные прусскими герольдами в замке ордена и отравленные разъяренными тевтонцами.
    Как давно это было... Теперь он – великий князь литовский и русский  Александр – обрел так горячо любимую родину. Казалось даже, что затянулись душевные раны. Но почему-то  так больно бьется в виске закипевшая кровь... 
    От этой встречи зависела славная судьба его отечества. Отечества Гедиминовичей,  границы  которого сомкнулись, постепенно объединив  с собственно литовскими княжествами и земли белорусских феодалов, и украинские, и запад Руси.
    Утомленный воспоминаниями и дорогой,  князь спешил прибыть на место.
       Здесь, в Берестье, великий князь литовский и русский Витовт-Александр и король Польши Ягайло-Владислав Третий при участии одного только Миколая Тромбы, подканцлера королевства Польского, определят весь ход будущей войны против крестоносцев. На помощь себе они привлекут оставшегося не у дел в раздробленной Золотой Орде татарского хана  Джелал-ад-Дзина (в некоторых источниках – Саладдин), которого привел Александр. Договорятся о дне и месте  соединения польских и литовских войск и о том, как  перейти Вислу. Для быстрой переправы через реку решат  построить  навесной мост на лодках, чтобы потом подвести его к реке.  Некий искусный мастер Ярослав будет строить это невиданное доселе  сооружение  всю зиму. 
    Из Берестья все четверо отправятся в Каменец, и заядлый охотник Владислав не преминет потешить себя любимым занятием: восемь дней после отъезда сообщников в Вильно будет гарцевать он по Беловежской пуще. Но не только ради забавы останется король  в Берестейском крае. Сотню охотников соберет он для добычи зверя: зубров, оленей, лосей, кабанов – пуща щедро принесет свои дары польскому и литовскому войскам. Мясо засолят в бочках и отправят провиант  для будущей войны по реке в Полоцк. Приготовят  сбрую, обряжение для воинов, отольют пушки и ядра. Бояре же, не щадя коней своих,  понесут воеводам приказы великого князя и короля. Сделают свое дело и королевские агенты: в рубище нищих и облачении монахов с котомками нехитрых  пожитков будут ходить они по Пруссии и распространять намеренно обманчивые  слухи о замыслах славян, сбивая с толку крестоносцев. Начнут войну и дипломаты. Во все европейские дворы разошлют они грамоты против рыцарей-завоевателей, чтобы раскрыть их захватнические планы. Соберут  народное ополчение. Наймут ратников из  Московии, Чехии, Молдавии, Силезии... С приближением срока, когда король римлян и Чехии должен будет прекратить своим третейским решением разногласия  польского короля с великим магистром Юнингеном, заключат перемирие на десять дней. За это время объединенное войско должно будет достигнуть земли ордена.
 
Автор
Наталья МАКАРЕНКО.

Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!