okna.gif587e06ded838a

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

17
Октября
Вторник
FB TW VK OK
Баннер не установлен
промбурвод2.gif5881a965f2bf9
raspisanie_brest_.jpg59c20d5a7d471
obv.jpg5887175be6a38
Что? Где? Когда?
Каким мессенджером вы предпочитаете пользоваться?
Курс валют в Бресте и области
5462085b9516d_1415710811.jpg58c291b23a54d

Инвалиды-колясочники: "Мы – не обуза! Многое можем сделать сами"

13:44 10.03.2017

Восемь лет назад с Анжелой Миронюк случилась беда. Потом неутешительный диагноз врачей, инвалидность. Был и посттравматический синдром, были сочувствующие взгляды родных и слезы отчаяния, но надо двигаться, жить дальше, решила она и…

– Я убежала. Убежала от чрезмерной опеки. Потому, что всё стали делать за меня, даже думать и решать, не спрашивая, хочу я или не хочу, надо мне или не надо. Если бы осталась, то наверняка сошла с ума, превратилась в овощ. Убежала со скандалом, криками, на другой конец города, в пустую квартиру…

Из огня да в полымя. Хотела ни от кого не зависеть, не быть обузой, но дом, в котором город предоставил Анжеле «социальное жилье», от обычного ничем не отличался. Самостоятельно по имеющемуся пандусу на коляске подняться и спуститься проблематично, до лифта два пролета ступенек, через дверные проемы в квартире коляска не проходила, в комнатах слишком высокие пороги. 

– В подъезд самостоятельно ни войти, ни выйти, ни на балкон, ни на кухню, ни в туалет, ни в ванную! Опять лежать и плакать: «Я бедный, несчастный инвалид, ничего не могу, принесите-подайте?!» Спасибо, это не для меня. Стала добиваться чтобы сделали пандус на лестницу до лифта. Не сразу, но сделали. Правда, он такой, что без посторонней помощи им не воспользуешься, но уже хоть что-то. На кухню вход для коляски расширила, в туалет и ванную комнату двери поменяла. И все это для того, чтобы жить самостоятельно. Ведь жизнь – это движение. 


Да, Анжела постоянно в движении. Живет и старается делать свою жизнь не ограниченной. Прошла обучение на новую специальность, научилась водить автомобиль и получила водительское удостоверение, совершила прыжок с парашютом. Вокруг ее стали собираться люди с такой же активной позицией.  Все колясочники. Способные, талантливые, учатся, работают, водят машины, сами организуют и проводят спортивные и культурные мероприятия.

– Хотим создать и зарегистрировать Брестское отделение Республиканской ассоциации инвалидов-колясочников, – делится ближайшими планами с ZARYA.BY Анжела. – Это не будет очередная благотворительная организация, раздающая гуманитарную помощь к праздникам. Прежде всего, мы будем проводить семинары-тренинги, где, как инструкторы, давать необходимую информацию по принципу «равный равному». То есть на своем примере показывать и обучать тому, как самостоятельно пользоваться коляской, общественным транспортом, как поддерживать себя в физической форме, и так далее. 

Вторым направлением нашей деятельности мы видим привлечение колясочников к активной жизни. Есть такое понятие, как посттравматический психоз. Людей из этого состояния надо выводить постоянным общением, мотивацией. Я знаю человека, который пять лет не выходил из дома, боялся! Боялся, что на него, как на инвалида, пальцем показывать будут! Не верил, что можно на коляске в кино «ходить», кафе. Мы ему доказали, что он может не только это, но и даже совершить прыжок с парашютом. Стоит только захотеть.

 

Не секрет, одно дело, когда в различные инстанции обращается частное лицо, другое – когда общественная организация. Создание отделения Брестского отделения Республиканской ассоциации инвалидов-колясочников, по мнению Анжелы, необходимо для разрешения насущных проблем брестских колясочников. Увы, их хватает. 


– Восемь лет мне рассказывают, что у нас в доме безбарьерная среда, – рассказывает Анжела. – А когда я спрашиваю, где подъемники, которые должны быть в подъездах социального дома, получаю не ответ, а вопрос: «А вы знаете, сколько это стоит?». Я-то знаю! Но если государство присоединяется к Конвенции ООН о правах инвалидов, принимаются соответствующие законы, значит, они должны выполнятся на деле, а не только на бумаге. 

У меня тоже есть вопрос: почему подъемники стоят столько, что бюджет областного города не позволяет его купить? Да, сейчас в проектной документации новостроек заложены требования нормативов безбарьерной среды – это, конечно, хорошо, но и дома старой постройки нельзя забывать. Ведь в них также живут люди. Только в моем доме 12 колясочников! Вы бы видели их мучения. Знаете, каково это на руках подниматься по ступенькам к лифту, да еще тащить за собой коляску?! 

Есть проблемы с трудоустройством колясочников. А дороги и тротуары? Многие ли колясочники без посторонней помощи смогут съездить в магазин, находящийся в сотне метрах от их дома, не говоря о более дальних прогулках? Я лично могу решиться проехать только от своего дома по улице Суворова до гребного канала. И то благодаря некоторому опыту прыжков по бордюрам и модели своей коляски. Обо всех этих проблемах надо говорить и писать. Не будешь говорить, например, о конкретном бордюрном камне, сделанном не по нормам, не испишешь стопки бумаг, никто на него внимания не обратит, ведь он не всем мешает. Кто может знать лучше то, что ему необходимо, как не лицо заинтересованное? 

Еще обиднее, когда, то чего мы так долго добивались делается, но не продуманно, с нарушениями технологии, когда впустую тратятся государственные средства. Ведь многим из того, что уже сделано только для галочки, пользоваться нельзя, опасно. А чтобы делать правильно, нужно, как минимум, взять и почитать законы и нормативы. Откидной деревянный щит с крючочком вместо нормального пандуса это не безбарьерная среда! 


В последнее время тема безбарьерной среды на слуху. Говорят и пишут о ней много. На практике это тысячи домов, магазинов, медицинских учреждений, учебных и культурных заведений, административных зданий, оборудованных пандусами, поручнями, подъемниками, общественный транспорт, в который инвалид-колясочник мог бы зайти и выйти без посторонней помощи.

Все это, конечно, требует больших финансовых средств и времени на реализацию, но есть то, что мы могли бы дать инвалидам уже сейчас, для чего не требуется ни денег, ни долгосрочных планов. Это готовность общества принять инвалида как равного, но и здесь у нас, по мнению Анжелы, есть проблемы:

 

– За каждым из нас в поликлинике закреплен лечащий врач. Каждый год он пишет заключение в карточке. Что он пишет, для кого? Неизвестно. Приходит колясочник «со стажем» в поликлинику и просит направление в санаторий, а ему говорят: «Не положено, так как нет «реабилитационного потенциала». Начинаем разбираться, оказывается, положено. Да, я уже не встану и не пойду, но сейчас я самостоятельна, и эту форму мне надо поддерживать, чтобы потом за мной не ухаживали десять человек. 

А сколько шума из-за парковок для инвалидов! Часто приходится слышать: зачем, мол, тратить столько средств на все эти поручни, пандусы, парковки, бордюры и так далее. Люди у нас добрые, отзывчивые, инвалидам стараются помочь, но в целом общество из-за этой самой безбарьерной среды стало воспринимать колясочников как обузу. Но мы – не обуза, мы такие же люди. Дайте нам всего лишь возможность беспрепятственного доступа к тому, чем пользуетесь вы. Остальное мы сможем сделать сами!

Автор
Олег ГРЕБЕННИКОВ

Комментарии

Золотарев Денис
11.03.2017 08:46:50
У нас вообще человек в инвалидной коляске на улице - редчайшее явление (в основном те, кто просит подаяние у рынков). В Германии мне бросилось в глаза, как много таких людей на улицах, в основном они не одни, с ними сопровождающие, но их много, они на виду, они - действительно часть общества и судя по всему таковой себя ощущают. У нас этого нет. Надо помогать этим людям.

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!