blueALL-2.jpg5ceccc0d2b422

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

8
Декабря
Воскресенье
Tlgrm Inst. FB TW VK OK
Баннер не установлен
Баннер не установлен
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
баннер.jpg5dc178182d55d
Что? Где? Когда?
Кто станет главным тренером Динамо-Брест?
Курс валют в Бресте и области

ЧЕРЕЗ ГОДЫ С БОЛЬЮ

00:00 04.06.2009

    Это боевое соединение было сформировано как 124-я стрелковая дивизия в декабре 1941 года в районе Воронежа. Участвовала во многих боевых операциях. За боевые заслуги в ноябре 1942 г. преобразована в 50-ю гвардейскую дивизию. Участвовала в освобождении Белоруссии, Восточной Пруссии, в штурме Берлина. 13 тысяч ее воинов награждено орденами и медалями, двоим присвоено звание Героя Советского Союза. Дивизия награждена орденами Суворова, Кутузова, дважды орденом Красного Знамени.
    Основу соединения составляли три гвардейских стрелковых полка - 152-ю в просторечии называли «двойкой»,
150-ю - «нулевкой» и 148-ю - «восьмеркой». Последний размещался в местечке Слобудка, недалеко от Пружан. В городке располагались и другие отдельные части и подразделения этой дивизии.
    Жизнь в городке кипела, била ключом. Через КПП постоянно проезжали машины, проходили колонны солдат на учения и возвращались с них.
    Одним словом, боевая легендарная 50-я гвардейская жила своей обычной жизнью мирного времени.
Так было до весны 1954 года. Затем вдруг все изменилось. Военный городок тревожно зашумел, загудел, как потревоженный улей. Прошел слух, что дивизию отправят на какие-то ответственные учения. Слухам сначала не верили, а потом подтвердилось, что не только наша 50-я, но и 12-я Краснознаменная ордена Суворова мех. дивизия, 348-я Корсунь-Шевченковская артбригада да и другие части и подразделения, входящие в 128-й армейский корпус, расквартированный в г. Бресте, выезжают на эти загадочные маневры вглубь России.
    Началась активная подготовка. Солдат и офицеров заставили почему-то наголо остричься. С нас взяли подписку о неразглашении тайны, которую мы сами еще не знали.
    И вот отдельные полки и подразделения эшелонами начали отправляться. Настал и наш черед. Второй гвардейский батальон сосредоточился на рампе у железнодорожных путей в Березовке. Комбат, он же начальник эшелона Павел Прохорович Астаповский, командиры рот, взводов полны хлопот. Наша рота - вторая. Командир - капитан Иван Дудник и мы, взводные, - молодые лейтенанты Михаил Козлов, Николай Буянов - без дела тоже не сидим. Подали эшелон. В его составе - товарные вагоны («телятники» в просторечии) для личного состава, открытые платформы для машин, орудий, кухонь и т.д.
    Эшелон тронулся. Набирая скорость, помчался вдаль. Ехать пришлось несколько суток, в основном по ночам, днем стоянки в тупиках. Прибываем на станцию Тоцкое Оренбургской области. От станции своим ходом на место расположения лагеря на берегу небольшой речки Самара. Узнаем, с какой целью привезли сюда. Оказывается, 128-му корпусу предстоит прорвать хорошо укрепленную оборону противника с нанесением мощного атомного удара. При этом атомная бомба наносится настоящая, а не какая-то имитационная. Приступаем к делу. Частям и подразделениям определили места на местности.
    Наш 2-й «непромокаемый» гвардейский батальон получил участок во втором эшелоне. Сзади возвышалась гора Медвежья, на ней размещался командный пункт Маршала Советского Союза Г.К. Жукова, который командовал учениями.
    Начали рыть траншеи, ходы сообщения, окопы, укрытия. Помогала техника - роторные траншеекопатели. Но твердый глиносто-каменистый грунт трудно поддавался. Машины часто ломались. Солдатам самим приходилось копать землю.
    Но вот все позади. Окопы, укрытия приведены в надлежащее состояние. Войска натренированы. Ждем момента истины.
    14 сентября 1954 года. Ясное солнечное утро. Около 9 часов. Послышался гул самолета. По сигналу ложимся на дно траншеи лицом вниз. Защита: противогаз с темными очками. 
    А далее картина трудноописуемая. Увиденное и пережитое у всех участников учений почти одинаковые. Взрыв, ослепительная, ярче солнца, вспышка, гром раскатистый - дважды, мощная ударная волна, все сметавшая на своем пути, и - знаменитый атомный гриб. Зрелище захватывающее, привлекательное, но смертельно опасное. После взрыва бомбы еще проводилась обработка переднего края «противника» артиллерией, авиацией, причем настоящими боевыми зарядами. Затем в бой пошли войска. Наш батальон на БТР вслед за танками устремился вперед. Картина - описать нельзя, это надо видеть. Маршрут проходил близ эпицентра взрыва. И здесь апокалипсис действительно предстал в своем виде. Расставленная техника перед взрывом в качестве эксперимента, как воздействует на нее атомный удар, представляла кладбище металлолома. Вот пушка с изогнутым стволом, танк лежит перевернутый вверх гусеницами, с другого сорвана башня - отброшена на десятки метров. Животные осмолены... Рядом стояла дубрава с вековыми дубами. От нее ничего не осталось.
    Преодолевая завалы, преграды, войска, а вместе с ними и наш второй «непромокаемый» батальон шаг за шагом продвигались вперед. Дым, жара, пожары - горела, кажется, сама земля. Глотая пыль и радиацию, мы шли к намеченной цели.
В ходе боев еще несколько раз применялась атомная бомба, но уже учебная, имитационная.
    Сражение продолжалось целый день. В 16 часов дан отбой. Через три дня, а именно 17 сентября, ТАСС сообщило: «В соответствии с планом научно-исследовательских работ в последние дни в Советском Союзе было проведено испытание одного из видов атомного оружия. Целью испытания было изучение действия атомного взрыва. При испытании получены ценные результаты, которые помогут советским ученым и инженерам успешно решать задачи по защите от атомного нападения».
    А пока готовимся к возвращению домой.
И вновь эшелон за эшелоном потянулись уже с востока на запад. 128-й армейский корпус прибывает в свой родной Брест. Размещается, отряхивает атомную пыль, приводит себя в порядок. Приступает к своей обыденной жизни. Но через некоторое время опять новость: 50-ю гвардейскую, да не только ее, но и другие части и соединения предстоит кадрировать. Проще говоря, сократить. Оставить только военнослужащих, которые будут нести караульную службу, охранять военные объекты, вооружение.
    «В чем дело?» - недоумевали мы. Заслуженные орденоносные боевые части, которые прошли через суровые годы войны и жестокий атомный смерч, подлежат фактически расформированию.
    Выяснилось позже. Оказывается, высшее руководство страны знало, что делало.
   Вскоре после атомных испытаний люди стали болеть непонятными болезнями, а потом и умирать, причем массово.
   Через три года американский журнал «Ридерз-дайджест» в № 8 за 1957 г. писал: «За три года, прошедшие со дня ядерного испытания (наши газеты об этом не сообщали. - Прим. Н.Б.),  скончались от лейкемии, рака легких и других заболеваний 16000 человек». И это из 44 тысяч. Более одной трети. Остальные, подчеркивает журнал, в своем большинстве страдали тяжелыми заболеваниями и недугами. И это правда. Она подтверждается следующим фактом. Уже много лет спустя в г. Минске собирается научно-практическая конференция,  посвященная 40-летию атомного Тоцкого учения. На ней присутствовали представители Академий наук,  здравоохранения, Министерства обороны, соцзащиты и даже церкви. На конференции  отмечалось и записано в резолюции:
    «Применение ядерного оружия на учениях инициировало у его участников заболевания и стрессы. За прошедшие 40 лет со дня испытания из 44 тысяч на сегодняшний день в живых осталось около тысячи человек».
    Записано это на основании анализа, научных исследований и доказательств.
    Атомное воздействие сказалось не только на самих участниках, но и на их детях. У некоторых они родились с отклонениями в психическом развитии и другими пороками.
    Да, государство поступило непорядочно, беспечно и даже преступно по отношению к своим же гражданам. Оно бросило на произвол судьбы преданных, самоотверженных защитников Отечества. Многие офицеры и их семьи оказались в бедственном положении. Больные, беззащитные, неустроенные.
    А ведь они первыми дали «ценные результаты», о которых сообщалось ТАСС.
    Но благодаря им страна построила ядерный щит и стала великой ядерной державой. И, наконец, как ни парадоксально прозвучит, они предотвратили третью мировую войну - ядерную. И это не преувеличение.
    В 1994 году 26 марта газета «Известия» опубликовала статью начальника управления Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, доктора военных наук, лауреата Ленинской премии, генерала-полковника В.В. Коробушина. Он пишет: «Руководству страны становятся известны планы США о превентивном применении ядерного оружия против СССР. По одному из них («Дропшот») предусматривалось сбросить 300 атомных бомб на 100 советских городов, это угрожало гибелью 65 млн. человек».
    Советский Союз не мог не реагировать на угрозу агрессора, должен был принимать адекватные меры. Одной из таких мер и было проведение широкомасштабных Тоцких атомных учений. Результат известен. Американцы тоже об этом знали и вывод сделали - в атомной войне победителей не будет.
    Да, это так. Тоцкое атомное  учение убедительно доказало, что гибнут как обороняющиеся, так и наступающие. Кроме того, гибнут мирные люди и их поселения. Во время взрыва бомбы в Тоцком были буквально сметены близлежащие села. Благо люди были заблаговременно выселены.
    Только спустя много лет стали появляться публикации, информация в СМИ. Общество с изумлением обнаружило, что, оказывается, было событие, о котором мир спасенный во второй раз (первый - в период ВОВ) мало что знает. Началась полемика. Заговорили политики, парламентарии. Не забыли и о нас, грешных. Дали кое-какие льготы. В Белоруссии приравняли к ликвидаторам катастрофы на Чернобыльской АЭС. Пользовались льготами, но недолго. Вскоре отказали. Прошел слух, что восстановят. Дай-то Бог.
    Нас осталось мало, около 150 человек в Бресте, примерно 180 по области из многотысячного армейского коллектива. Имеется своя организация -  ПОР (подразделение особого риска). Иногда по пятницам, кряхтя, тяжело поднимаемся по мраморной лестнице на второй этаж горисполкома   в 208-й кабинет, где находится городской совет ветеранов войны и труда. Здесь собирается совет нашей организации. Обсуждаются вопросы, решаются проблемы. А для общего собрания нам предоставили овальный зал горисполкома. Спасибо за это мэру города А.С. Палышенкову, председателю Брестского городского Совета депутатов Г.С. Мосько.
Несколько лет назад в Бресте был установлен монумент, возле которого ежегодно 14 сентября, в день годовщины атомного взрыва, собирается небольшая группка старых «атомных солдат». Посидим на ветру на скамейке, помянем боевых друзей, мертвых и живых, и уходим. Уходим, к сожалению, и из жизни. 
    Нет, мы не ропщем и не плачем, не выходим на площади с какими-то требованиями. Мы тихо и с достоинством, как и положено мужественным солдатам, отходим в мир иной.
    В этом году страна будет отмечать 65 лет освобождения Беларуси. А мы, «атомные солдаты» - еще и 55-летие Тоцких атомных учений. Будут проводиться мероприятия, чествовать бойцов-фронтовиков. Вручать цветы, подарки. И это замечательно. Но очень хочется, чтобы вспомнили и о нас, скромных «атомных солдатах», уже немногих из оставшихся в живых.
 


Автор
Николай БУЯНОВ, участник Тоцких атомных учений.

Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!