blueALL-2.jpg5ceccc0d2b422

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

14
Декабря
Суббота
Tlgrm Inst. FB TW VK OK
Баннер не установлен
Баннер не установлен
wot.jpg5bc5985a3b71c
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
баннер.jpg5dc178182d55d
Что? Где? Когда?
Кто станет главным тренером Динамо-Брест?
Курс валют в Бресте и области

В тылу врага

00:00 28.05.2009


Мстить и только мстить
    Конечно, в семнадцать лет, как и у любого мальчишки, у Миши Клевжица были свои надежды, амбиции, громкие планы. Он только-только закончил первый курс Лунинецкого железнодорожного училища и мечтал поскорее показать себя не у доски или за партой, а на деле. Но производственную практику Михаил пройти не успел, как и не успел новоявленный комсомолец получить заветный билет с портретом Владимира Ленина. Всему помешала начавшаяся война.
    - Немцы уже вовсю бомбили Лунинец, - вспоминает ветеран. - Уехать в родные Синкевичи не представлялось возможным. От местной грузовой станции и пассажирского вокзала остались лишь руины, железнодорожные пути также были разбиты. Тогда я решил: к отцу и матери в деревню пойду пешком. А это без малого километров тридцать! Притом повсюду уже были немецкие гарнизоны... Дорога небезопасная, но втроем не так страшно, как одному. Мои друзья - Павел Горегляд да Володя Яроцкий вызвались в попутчики...
    Однако судьба распорядилась так, что вместе этим ребятам предстояло пройти гораздо больше, чем просто километры дороги... В пути настигла Михаила страшная весть: его отца и еще шестерых деревенских активистов немцы расстреляли, а хату, где он родился и вырос, фашисты сожгли... Возвращаться в Синкевичи, казалось бы, не было смысла, но Миша решил: во что бы то ни стало он должен отомстить. Вместе с Павлом и Володей вернулся в родную деревню, там друзья решили создать подпольную комсомольскую организацию...
«Говорит Москва...» 
    - Про деятельность подполья я когда-то читал в книжках, - рассказывает Михаил Иванович. - Теперь же эти отрывочные знания нужно было применять на практике. А ведь мы даже не были в курсе, что такое конспирация.  Действовали, как говорится, на ощупь. Мы собирали по всей округе сведения о том, кого из комсомольцев и советских активистов фашисты расстреляли в близлежащих деревнях и кто, собственно говоря, выдал их немцам... Мы хотели наказать предателей, а таковых в то время было действительно немало. К тому же фашисты в свою очередь горлопанили повсюду, что скоро Москве «капут». Мы понимали, что нужно как-то поддержать дух наших людей.  Благо  помог случай... Подпольщик Василий Котович, сын которого был расстрелян фашистами, раздобыл где-то радиоприемник. Помню, как слушали в первый раз. Что-то затрещало - и вдруг голос Левитана! «Говорит Москва, от Советского Информбюро...». Так мы узнали правду, что немцы еще очень далеко от Москвы, что наши войска оказывают сопротивление врагу... Радиовыступление мы записали и решили его размножить.  Я и Павел Горегляд написали листовки, каждую из которых озаглавили «Смерть палачу Гитлеру!».  Немного позже мы сделали из резины штамп с такими же словами и ставили его не только на наших листовках, но еще в придачу на вывешенных гитлеровцами плакатах и указах немецких оккупационных властей. Ну а немцы из-за такой «эмблемки», конечно, вынуждены были снимать свои же наставления!..
    Подпольщики распространяли листовки довольно активно. Делали это по ночам. А немцам буквально каждое утро приходилось «чистить» стены домов от советских агиток. Поскольку печатной машинки не было, комсомольцы переписывали листовки от руки. Вскоре немцы смекнули, что по бумаге и чернилам можно вычислить тех, кто причастен к «хулиганству». Тогда полицаи начали проводить в домах селян обыски, где буквально всё переворачивали вверх дном. С таким неожиданным «визитом» нагрянули они и к Михаилу.
    - Благо ничегошеньки они у меня не нашли, - говорит ветеран. - Но загляни немцы в тот день к Павлу Горегляду, они бы непременно обнаружили все улики. Чернила и бумагу Паша держал на видном месте... В общем, это был хороший урок для нас, начинающих подпольщиков... С тех пор мы стали более осторожными.
Прощай, оружие!
    Синкевичская подпольная комсомольская организация, возглавлял которую, кстати, Миша Клевжиц, постоянно принимала в свои ряды новых членов. Приходили сюда люди проверенные. В подполье был даже установлен определенный порядок: тот, кто желал вступить в комсомол и стать членом организации, должен был пройти проверку на деле. Новичку, к примеру, могли поручить расклеить ночью листовки, раздобыть кое-какие сведения, взорвать рельсы на железнодорожном полотне или... найти оружие.
    Нужно отметить, что поиском оружия комсомольцы занимались с первых дней создания подполья. В лесах и болотах этого «богатства» было немало. Там, отступая, оставляли снаряды, пулеметы, автоматы, винтовки наши солдаты. Подпольщики же найденными боеприпасами снабдили не только себя, но и членов подпольной организации, которая, как выяснилось, действовала  в соседней деревне Черебасово. Руководил этой группой комсомольцев Александр Дунец.  
    - Деревня Черебасово размещалась в основном на хуторах, среди лесов, и туда фашисты крайне редко наведывались, - рассказывает Михаил Иванович. -  Именно поэтому Черебасово было просто идеальным местом для размещения там партизанской группы. Но для начала, конечно, лесных братьев нужно было снабдить оружием, перевезти которое из Синкевичей в Черебасово вызвался Саша Дунец. Это была нелегкая задача, ведь предстояло пересечь мост через реку Лань, где находился пост полицаев. К сожалению, это была единственная переправа, которую никак нельзя было миновать. Тогда мы придумали план: Дунец отправится в Синкевичи на лошади под предлогом купить немного сена... Оружие хранилось в одном из деревенских хлевов, и мы действительно спрятали на возу все наши припасы под копной сена. Было очень страшно, ведь немцы запросто могли проверить поклажу. Во всяком случае, чтобы не попасться к фашистам живым, Саша привел в боевую готовность гранаты: одну спрятал в карман, другую примостил себе под ноги. Так он тронулся в обратный путь... У немцев груз не вызвал никакого подозрения, Саша благополучно пересек мост и добрался до деревни. А подпольщики в дальнейшем не раз использовали такой способ переправки оружия...
Первые совместные операции
    При помощи синкевичских подпольщиков в Черебасово была создана партизанская группа, которая со временем выросла в знаменитый отряд имени Кирова. Вместе партизаны и подпольщики провернули немало удачных операций. Они подрывали немецкие эшелоны, чтобы помешать продвижению немцев на восток, а также разбивали полицейские гарнизоны. Первую операцию по разгрому вражеского гарнизона провели в городском поселке Ленино.
    - Там из поселковой тюрьмы мы освободили шестьдесят человек, большинство из которых были евреями, - вспоминает собеседник. - Бывшие пленные сразу же после освобождения примкнули к нам... Ну а дальше была одна из самых масштабных операций, в которой нам довелось принимать участие. Руководство Пинского партизанского соединения дало указание отряду Кирова уничтожить жандармерию и полицейскую комендатуру в деревне Синкевичи, взорвать мост через реку Лань, вывести из строя тамошнюю железнодорожную станцию. К операции мы готовились долго и тщательно. Выступили на рассвете и начали с расправы над гарнизоном. Помню, немцев тогда застали врасплох, улепетывали те в одних подштанниках... Потом партизаны взорвали мост, ну а затем уже направились на станцию. Там как раз стоял немецкий эшелон с боеприпасами. Поскольку не было никаких взрывных материалов, партизаны подвезли к поезду солому с сельских дворов и подожгли состав. Снаряды, мины, патроны, которые находились в пятидесяти вагонах, стали взрываться. Вокруг так гремело, будто на передовой шла артиллерийская подготовка... Так совпало, что в это же время из Лунинца ехало немецкое подкрепление. Они уже были очень близко, но, услыхав канонаду, повернули назад. Видно, подумали, что бой с их соратниками ведут крупные партизанские силы, вооруженные пушками и минометами. На самом-то деле, мы с вами знаем, что не численностью войска, не силою оружия разгромили мы противника, а просто хитростью...
Орден за Франца
    Михаил Клевжиц в числе первых получил медаль «Партизану Отечественной войны
I степени». К награде он и его товарищи были представлены за успешное выполнение ряда операций. Однако был в военной биографии нашего героя и такой эпизод, когда довелось ему встретиться с опасным и очень коварным врагом один на один.
      Это произошло в 1944 году. Немцы уже «нащупали» в Синкевичах   подпольную организацию и начали подсаживать в ряды комсомольцев своих людей. Совершенно случайно прознали об этом подпольщики. Их связной - между прочим,  староста, которого Михаилу удалось переманить на свою сторону, как-то сообщил: «Немцы собираются на днях прислать в Синкевичи своего разведчика, некоего «Володю». Человек он опасный. Имеет  при себе оружие... Полицаи с его помощью хотят разоблачить всех комсомольцев и взять их живьем».
    - Но мы решили, что будет все иначе, - говорит ветеран. - Придумали план, по которому должны были заманить немецкого шпиона в ловушку. Мы знали, что он приезжий, в Синкевичах остановился в одном из домов, хозяин которого был с нами заодно. Этот самый хозяин свел «агента» с нашей связной Настей, а та в свою очередь привела его на вечеринку. Танцы мы устроили на отшибе деревни. Все было, как положено: гармонисты, девушки, ну и, конечно, выпивка. «Володя» выпил, расслабился. Тут мы и выбрали момент, связали его, отобрали пистолет, а потом сразу посадили на сани и - в лес, к партизанам... 
    Уже на допросе выяснилось, что ранее этот «Володя» участвовал в расстреле мирного населения Ситницкого  Двора, уничтожал евреев в Лунинце, Пинске, Лахве. В 43-м немцы командировали своего верного слугу в шпионскую школу, где дали ему прозвище «Франц». Приговор партизан был однозначным и суровым - расстрелять предателя...
    - Не знаю, как это произошло, но в самый последний момент шпиону удалось убежать, - рассказывает Михаил Иванович. - В эту же ночь было принято решение эвакуировать в лес тех подпольщиков, которых «Франц» знал в лицо, ведь в Синкевичи уже прибыл карательный отряд фашистов, чтобы арестовать активистов... Медлить было невозможно. Я сел на лошадь и понесся что было сил в деревню, чтобы оповестить об опасности всех наших...  И вдруг возле одного из домов, где жила семья подпольщика Шпанько, я услышал шаги. Внимательно пригляделся: те же пилотный шлем и кожанка. Так оно и есть - Франц! Упустить такой момент я не мог. Я тут же выхватил пистолет. «Стой, гад!», - кричу, а Франц уже кинулся бежать. Первая пуля - мимо, вторая зацепила плечо, третья попала прямо в голову. С предателем было покончено...
    Но не все так просто оказалось... На выстрелы из соседних домов сбежались немцы. И совершенно неожиданно Михаил очутился во вражеском кольце. «Вот и всё, - промелькнула мысль. - Отвоевался». И тогда же его  словно осенило. Из кармана Михаил достал гранату, кинул ее, а сам бросился в ту же сторону. Фашисты не сразу пришли в себя...
    - Я бежал, а вокруг меня стрекотали пули... - говорит ветеран. - Меня ранило, но я смог-таки добраться до отряда... Протянул я командиру документы, которые успел забрать у шпиона Франца, а он интересуется: «Неужели убил?». И понесли меня тогда на руках, а после сам командир наградил орденом Великой Отечественной войны. С тех пор я остался в партизанском отряде, где стал разведчиком. В то время уже давали знать о себе ранения, я долго лечился, вот и День Победы, кстати, встретил в госпитале...
    А потом пришло время новой жизни, в которой действительно нужно было заново искать себя. Михаил Иванович поступил в партшколу, а в декабре 1944 года начала свой отсчет его трудовая биография. Он сорок лет прослужил в КГБ, разоблачая преступные группы и раскрывая довольно сложные преступления.
    - Наверное, все это оказалось мне по силам, потому как за время войны пришлось и не такое пережить, - рассуждает ветеран. - Те ужасы, свидетелем которых я стал в свои юные годы, еще долго потом снились мне по ночам...
    Но благо, мир и спокойствие он все-таки обрел, встретив ту самую единственную и неповторимую... В этом году Михаил Иванович и Нина Михайловна отметят бриллиантовую свадьбу. Дай Бог им крепкого здоровья!


Автор
Майя ОТРАДНОВА

Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!