oknakondrrat.jpg5d6e634f052e1

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

12
Ноября
Вторник
Tlgrm Inst. FB TW VK OK
Баннер не установлен
Баннер не установлен
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
баннер.jpg5dc178182d55d
Что? Где? Когда?
Поучаствовали в переписи населения?
Курс валют в Бресте и области
lodino.jpg50c8faea08bb0

Хутор Лодино

00:00 09.02.2009


    Вообще-то до него доехать можно даже на легковом автомобиле, но сложнее всего найти. Лесная дорога уходит то влево, то вправо, петляет между соснами и разбегается на лесных перекрестках в разные стороны. Попробуй угадай, куда повернуть.
    Года два-три назад, находясь в командировке в Лунинецком районе, мы пытались побывать на этом хуторе. Но озерницкие старожилы уговорили отказаться от рискованной затеи: "Сами не едьте, заблудитесь. Да и  дорога теперека плохая. Зимой приезжайте и возьмите кого-нибудь из наших, хай покаже, як ехать...". На этот раз нам помогли в Дворецком сельском Совете, на территории  которого и находится хутор Лодино. Секретарь сельсовета Лариса Васильевна Казун созвонилась со старостой деревни Борки. Анатолий Леонидович Гришкевич с готовностью согласился стать нашим проводником. А заодно по дороге рассказал немало интересного о здешних людях и обычаях.
Ностальгия
    Почему хотелось побывать именно на хуторе Лодино? В Лунинецком районе их раньше было очень много, но больше всего когда-то удивил этот, где выпало побывать. Расположен он за пять километров от ближайшей деревни, посреди леса. Огромные сосны и березы росли прямо на подворьях хуторян, а под ними в грибной сезон - боровики. Рядом с домами небольшая, но богатая на рыбу речушка. На хуторе Лодино раньше жило семей пятнадцать. И в каждой - пятеро-семеро детей. Сюда даже учительницу прислали и открыли в одном из домов школу. Удивительны самобытное поселение и люди, которые здесь жили и живут. В восьмидесятых годах посчастливилось познакомиться с одной из здешних семей - Михаила Харитоновича и Марии Ивановны Емельяновичей. По фамилии их здесь редко называли, возможно, потому, что Емельяновичей в этих местах считать не пересчитать. Окрестили по-своему - Бородачами. Не знаю, почему - может, от дедов и прадедов перешло, но не это главное. Вырастили Михаил Харитонович и Мария Ивановна пятерых сыновей - Михаила, Якова, Николая, Василия, Петра и дочь Катю. Вместе с Колей я работал на Лунинецком заводе "Полесьеэлектромаш". Подружились, и однажды он пригласил в гости на отцовский хутор Лодино. На рыбалку. Никогда до этого, да и потом ничего подобного не видел. На улице мороз градусов 5 - 10, а мы из проруби выбрасываем на лед рыбу руками. Сначала пальцы окоченели, затем перестали чувствовать мороз. После богатого улова отогрелись в доме, счастливые и удивленные рыбалкой, вернулись в Лунинец. С того дня прошло почти тридцать лет. К сожалению, не стало хозяина дома, Марию Ивановну дети забрали к себе, в Лунинец. Нет больше хуторской усадьбы. А ностальгия в душе осталась. И многие годы она звала на хутор Лодино.
Хуторяне
    Из прежних семей здесь сегодня живет только одна - Михаила Степановича и Анны Васильевны Кныревичей. К ним и добирались мы с проводником. Ехали без телефонного звонка, переживали, что свалимся как снег на голову. Пока машина петляла между соснами, думал об одном: только бы были хуторяне дома и не отказались поговорить с нами. Насчет того, застанем ли их на месте, Анатолий Леонидович сразу успокоил: "Будут. Вчера в магазин за продуктами приезжали. Вот след их коника. Две колеи сюда и две - обратно. Значит - дома. Следы телеги видны на лесной дороге, потому что накануне выпал небольшой снежок. По ним мы и едем на хутор Лодино. К людям, которые всю жизнь прожили среди леса, вдали от деревень и городов.
    Хотя Кныревичи гостей не ожидали, но нашему приезду искренне обрадовались. Показали, что нажили за многие годы. В большом деревенском доме - плита, холодильник, телевизор. На столе мобильный телефон - связь с миром. В принципе, все цивилизованно. В печи полыхали дрова, хозяйка готовила завтрак. Все так знакомо и привычно, так близко и дорого. Я вернулся в свое детство! Его сберег Лодинский лес. И я понимаю, почему фотокорреспондент схватился за аппаратуру. Наводит объектив на печку, где видны отблески огня. А хозяйка дома никак не может понять, чем его печка удивила. Густой лес сохранил не только самобытный уклад жизни этих людей. Мы разговариваем с Анной Васильевной на том языке, которому меня учили с рождения. Немного позже после поездки на хутор моя коллега Леночка скажет: "Я из вашего разговора многих слов не поняла. Такое впечатление, словно побывала в другой стране". Я - также. Но мир этот - близок, знаком и дорог. Как и язык, на котором разговаривала с нами Анна Васильевна:
    - Батьки наши тут жили яшчэ из-за Польшчы. Тутэка и я живу. Хотели б уже у село. Але як пойти. Окром, што б хатку якую там дали. Могли б пойти к детям, да мешать не хочецца, як-нияк мы - старые люди, а оны - молодые. Дали б якую халупу у Озерницы, переехали б. На хуторы добре жилось, пока молодые були, а тепер уже сил не маем. У деревню хочецца. Што б магазин був близко, да с людьми жить, а не посеред лесу...
    Жизнь у Михаила Кныревича складывалась непросто. Первая жена умерла в молодом возрасте. Осталось четверо детей. "На тые дети, што оставила моя сестра, я пришла, еще троих разом придбали", - говорит Анна Васильевна. (Маленькое отступление: друг друга между собой они по имени так не называют, а как-то по своему красиво - Михаль и Ганька). Никогда она не делила детей на своих и сестриных. И они не чувствовали себя в чем-то обделенными. Вырастили хуторяне одну большую семью, помогли обжиться каждому. К сожалению, не все сегодня среди живых. Рассказывая о тех, кого уже не стало, Анна Васильевна заливается слезами, и я стараюсь перевести разговор на другую тему...
    С улицы возвращается хозяин. Невысокого роста, коренастый. В глазах - искринки, и никогда не скажешь, что ему почти девяносто лет. Досмотрел с утра хозяйство, обошел все подворье, накормил лошадку и куриное семейство. От свиней и коров Кныревичи уже отказались: "Нет сил содержать". А лошадь оставили. Без нее никак. До магазина в деревне Борки пять километров. "Знаешь, дитятко, - продолжает разговор хозяйка, - без коника як му доберомся. Ног уже нема. А он везе. И купим, што трэба и до хаты верномся...". Было бы неправдой сказать, что на старости лет дети оставили родителей без внимания. Часто приезжают в гости, помогают по хозяйству и юбилеи родительские не забывают. Привезут все, что надо. Хотя ведь и сами уже немолодые. А лошадка? Скорее всего, хуторянам она нужна для того, чтобы в люди, как говорится, выехать, пообщаться с ними да посмотреть, что в деревне изменилось.
    Вообще-то мир посмотреть Михаил Степанович в молодые годы успел. И никому не пожелает видеть того, что познать выпало. Во время Великой Отечественной войны его и многих других местных жителей немцы вывезли на каторжные работы. Три года Михаил Степанович работал на рудниковой шахте в Австрии. Вспоминать об этом он не особо хочет. Больше о хорошем старается рассказать нам и Анна Васильевна. Какая прекрасная жизнь раньше была на хуторе, когда детки подрастали, как грибы у дома собирали, рыбу ловили. В свое время местная власть хотела хуторян переселить в деревню, но они не согласились. Даже когда приехали к ним и начали разбирать крышу, настояли на своем. И в колхоз их силой загнали. Но на это хуторяне обиды не держат. Наоборот, с ностальгией в голосе Анна Васильевна вспоминает: "Добре нам було в колхози. Неяк весело. Усе разом. То за пять километров идом до поля, а то и в Дворец за десять. Молодые були. Устаном рано, обробимса дома, менших деток оставим на старейших и пошли на роботу. Слава Богу, што ходили, тепер во пенсию и мне, и Михалю дають...".
Уезжать
и возвращаться
    В глазах хозяина снова зажигается искорка, когда разговор заходит о том, что сейчас в нашей республике обсуждается вопрос о возрождении хуторов, что планируется оказывать государственную поддержку тем, кто поселится на хуторе, займется земледелием или агротуризмом. "Слышал об этом, - перебивает Михаил Степанович, - да, думаю, пустая затея. У меня на хуторе жил отец, я - столько лет здесь. Для того, чтобы на такое пойти, корни должны быть хуторские, хватка хозяйская и желание трудиться. Пускай сам все построит, своими руками, тогда и жизнь эту ценить и любить будет. А если за счет государства и жизни хуторской не знаючи - то ничего не получится. Вот у нас здесь, в Лодино, и свет есть, и телефон "тянет", и усадьбы не так давно стояли, но дети разъехались кто куда".
    Спустя несколько дней после возвращения из командировки по телефону я разыскал сына Кныревичей - Степана Михайловича. Работает он главным зоотехником в СПК "Озерница". В разговоре признался, что на хутор по-прежнему очень тянет. И он готов вернуться обратно. Во-первых, потому, что зарплата невысокая, а во-вторых, хочется почувствовать себя хозяином. Дышать воздухом родного леса, работать на своей земле. По голосу чувствовалось, что в душе это решение Степан Михайлович принял уже давно.
    В печи доваривалась картошка, "подрастала" на сковородке яичница. А мы собрались в обратную дорогу. "Не уезжайте голодными", - настойчиво уговаривала хозяйка. Дед Михаль намекал, что к картошке и яичнице у него еще кое-что есть. Но нас уже ожидали в другом месте, за полсотни километров от Лодино. А прежде чем доехать до асфальта, надо было снова одолеть лесную дорогу, на которой не разгонишься.
    Попросили у Михаила Степановича и Анны Васильевны прощения за такой поспешный отъезд. В деревне Борки поблагодарили за помощь своего проводника. Выехав на шумную, заполненную машинами трассу, долго молчали. Возможно, потому, что каждый в душе увозил с хутора Лодино что-то свое, и хотелось сохранить частичку этого мира подольше. Жаль, что таких мест осталось уже немного. А так хочется бывать там чаще: надышаться вновь ароматом леса, увидеть многое из того, что в городах уже демонстрируется в музеях, поговорить на языке своего детства. Услышать, как потрескивают в печи дрова, уловить запах сваренной в чугунке картошки и поджаренной на углях яичницы. Чтобы такое увидеть, туристы сегодня платят большие деньги. Для них это экзотика, а для меня - мир детства, страны, в которую звала ностальгия. Мечта сбылась. Спасибо тебе за это, хутор Лодино!
Автор
Адам ТОБОЛИЧ Валерий КОРОЛЬ (фото)

Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!