blueALL-2.jpg5ceccc0d2b422

Запрошенная Вами страница не найдена

Проверьте правильность написания названия страницы

(design): design-elements/menu-header-1.tpl

20
Сентября
Пятница
Inst. FB TW VK OK
баннер-final.jpg5d6cbb36a0c0e
Баннер не установлен
raspisanie_brest_3.jpg5a72cab07d02e
rodinka2.jpg5cb02d256a88c
Что? Где? Когда?
Как вы обычно просыпаетесь утром?
Курс валют в Бресте и области
1ap.jpg50c8fae85d31b

Первый апрель - никому не верь,

00:00 15.01.2009

Герой сегодняшнего очерка - Иван Андреевич Левичев. Его журналистский стаж составил более полувека. Никто не смог бы подсчитать, сколько он исписал блокнотов, извел чернил, сколько выдал на-гора статей, корреспонденций, репортажей, очерков...
    Лучшая ему характеристика - слова из «Песни журналистов»:
Правде жизни верные во всем,
Этой правды негасимый свет
Со своих блокнотов донесем
До потомков через толщу лет.
    Да, Иван Андреевич всегда был верен правде жизни. А потому его имя навечно осталось в его же словах, оно - в множестве подшивок газет, в книгах, журналах. Но все - по порядку.
В покое - так в покое...
    Казалось бы, знаешь человека от и до - почти тридцать лет прокладывали вместе журналистские стежки-дорожки. Но когда начинаешь писать, обнаруживается: маловато достоверных деталей. На этот раз больше всего огорчило одно обстоятельство: личное дело Ивана Андреевича из редакционного  архива бесследно исчезло. И винить-то некого: истекло немало лет, коллектив обновился почти полностью.
    Поиски хоть каких-то документов привели к его дочери Веронике Ивановне, - которая живет в Бресте, на Набережной. Больше месяца названивал - телефон молчит. Узнал от ее знакомых: на даче, вроде в направлении Жабинки. С похолоданием она появилась в Бресте, и я, услышав ее голос, обрадовался. Условились: Вероника Ивановна подберет все, что осталось от отца, и мы встретимся.
    Через несколько дней звоню - и не узнаю ее. Вероника Ивановна ни с того ни с сего сказала как отрезала:
    - Сколько можно звонить. Оставьте нас в покое.
    Пошли гудки...
    Несколько минут посидев в раздумье, я решил: в покое - так в покое. Возможно, человеку нездоровится, возможно, какая-то другая причина. Извините, Вероника Ивановна, что своими звонками я отнял у вас кусочек личного времени, нужного, может быть, вам для иных целей. Но я должен, обязан признаться вам как на духу: для редакции, лично для меня, а я с Иваном Андреевичем не просто работал, а был повязан безраздельной дружбой, светлая память о нем нетленна. И мы, пока будут биться наши сердца, сделаем все, чтобы эта память не угасала. Потому я и пишу эти воспоминания, используя запечатленное в памяти, различные источники, которые удалось отыскать.
«Приезжайте, нет проблем...»
    Александр Кузьмич Внуков, председатель областного совета ветеранов подразделений особого риска, посоветовал обратиться в облвоенкомат.
    - Там огромный архив, на учете все бывшие и нынешние военные пенсионеры, - сказал он и назвал фамилию человека, который заведует всем этим хозяйством, и его телефон.
    Начальник отделения социального обеспечения облвоенкомата подполковник Руслан Леонидович Качан понравился с первого взгляда: непоседливый, душа нараспашку, юморной. Предварительно я ему позвонил, и он, не задумываясь и не рассуждая, по-военному коротко ответил:
    - Приезжайте, нет проблем...
    На полках в архиве - тысячи и тысячи папок. Не присаживаясь, Руслан Леонидович пробежался пальцами по клавиатуре, и на мониторе компьютера появились слова: «Левичев Иван Андреевич» и сопроводительные данные: номер дела, место хранения. Через несколько минут в моих руках был пухлый архивный том, в котором я нашел буквально все, что интересовало.
    Родился Иван Андреевич Левичев на Орловщине в 1913 году. Там же в молодые годы пристрастился к журналистике. «Родители всю жизнь занимались землепашеством, - пишет он в автобиографии. - Имели одну лошадь, корову и надел земли. В 1930 году вступили в колхоз, где отец в 1937 году трагически погиб на работе. После окончания школы второй ступени я поступил на работу на Шатиловскую опытную станцию в качестве техника-энтомолога. Через год райком комсомола перевел меня в редакцию районной газеты. Сначала был литсотрудником, затем - секретарем редакции».
    С Орловщины он перебрался в Курскую область. Это, очевидно, было связано с тем, что в ноябре 1937 года Иван Андреевич женился на курской красавице Вере Федоровне Тюниной. Обстоятельства сложились так, что надо было переехать по ее месту жительства. Курский обком партии назначает Левичева редактором газеты сахарного завода, где он и проработал до призыва в 1941 году в армию.
    Уже шла война - и начались фронтовые скитания. Брянский фронт, Тула, Калуга, Могилев, Кенигсберг, Берлин... Как поется в песне, «пол-Европы прошагали, полземли...». А жена, пока он сражался с врагом, с двумя малолетними детьми и матерью, эвакуированная в Воронежскую область, проживала в глухой деревушке, зарабатывая на пропитание шитьем одежды для местных жителей.
    После войны, прослужив некоторое время в Группе советских войск в Германии, Иван Андреевич обосновался в Бресте, в Северном городке. Он, как и прежде, был ответственным редактором дивизионной  газеты «Советский воин». После долгой разлуки здесь он встретился с женой и детьми.
Из огня - в адское пламя
    В личном деле Левичева обнаружил любопытный документ. Он получен военкоматом из Центрального ордена Красной Звезды архива Министерства обороны, датированный  25 августа 1994 года. Привожу без всяких купюр:
    «Сообщаем, что в выписке из приказа по Управлению 50 гв. стрелковой дивизии (в/ч 22156) № 104 от 2 июля 1954 г.,
л. ТОЦКОЕ, записано: «Полагать убывшим в лагерь майора Левичева И.А. с 23.06».
    В приказе по Управлению 50 гв. ст. дивизии № 134-А от 15 октября 1954 г. записано: «Полагать прибывшим из Тоцких лагерей... 23 сентября 1954 г. майора Левичева И.А. Управление 50 гв. стр. дивизии 14 сентября 1954 г. принимало участие в учениях в лагере Тоцкое Юж. Ур. ВО с применением атомного оружия».
    Вот так. Еще не успела выветриться пороховая гарь Великой Отечественной, еще не залечились ее раны, а дивизия, в которой продолжал службу майор Левичев, весь Брестский гарнизон спешно погружаются в железнодорожные вагоны и отправляются в Оренбуржье, в район Тоцкого  военного полигона. Волею судьбы туда занесло и автора этих строк - с Иваном Андреевичем в то время знаком не был. Свои пространные записки об учениях я опубликовал в двух номерах «Зари» в канун 50-летия атомного взрыва, в сентябре 2004 года, они назывались «От Вернойхена до Тоцкого». Неподалеку от лагеря я обслуживал реактивные бомбардировщики Ил-2В, а Иван Андреевич продолжал выпускать свою дивизионную газету «Советский воин».
    Что же мы там видели и слышали? В тот самый день 14 сентября, к которому готовились все лето?
    9.00 утра. Погода бездымная - солнечная, жаркая.
    Взрыв!
    Будто солнце скатилось на нашу планету и все поглощает на своем пути. Земля застонала, закачалась. Раздались, словно в грозовую ночь, пронзительный треск, неимоверный скрежет. Над полигоном поднялся бурлящий, как в адском котле, атомный гриб. И в этом котле «варились» 45 тысяч человек. 45 тысяч, как их потом окрестили, «атомных» солдат, подопытных кроликов, выйдя через несколько минут из укрытий, сняв противогазы, двинулись к эпицентру взрыва, меся ногами пылающую землю. Под растянувшимся над полигоном атомным облаком.
    Возвратясь в Северный городок, Иван Андреевич посвятил службе в армии еще около пяти лет. В октябре 1959 года он был уволен в запас по состоянию здоровья. Пришел на работу в «Зарю», где мы познакомились и подружились. Лишь в начале 90-х годов, когда с ядерных учений был снят гриф секретности, мы открыто вспоминали о тех днях. Как кошмарный сон, как ужаснейшее по своей природе зрелище.
Тайные тропы к Тайному
    Рыбалка для Левичева - отдушина от мирской суеты. Увлекался спортивным ловом и летом, и зимой. Предпочитал речку Риту в окрестностях деревни Гусак - ее он называл Риткой. Манило и озеро Тайное. Оно и впрямь было тайным. Затерявшееся в глухих прибужских дебрях, оно принимало в свои объятия немногих. К озеру вело множество коряжистых дорог и тропинок, они, как паутина, переплетались между собой, сбивая путника с пути. И только тот, кто не единожды бывал на Тайном, мог указать безошибочный ориентир.
    Таким человеком в редакции был Иван Андреевич Левичев. Он любил это озеро, много раз на нем рыбачил не только в благодатное летнее время, но выезжал с друзьями в зимние морозные дни, чтобы, укутавшись в полушубок, нахлобучив шапку-ушанку, натянув на ноги битые валенки, посидеть над лункой на самодельном ящике со всякими в нем хитроумными мормышечными удочками, коробками с мотылем и прикормкой да кое с чем для перекуса.
    В редакции прижилась традиция: каждый год отмечать День печати на природе. Подбиралось укромное место, иногда - озеро Тайное. И на этот раз в канун маевки на него забросили «десант», которым командовал Иван Андреевич. В его составе - самые умудренные рыболовы, человек пять-шесть. Их задача - к утреннему приезду остальных заревцев наловить рыбы аж для тройной ушицы.
    Нет, Иван Андреевич в вожаки не напрашивался. Просто ему - особое доверие. И вот почему. В заревский коллектив он когда-то влился сразу. Много писал на самые актуальные темы. Активничал. Плюс - абсолютная скромность, аккуратность, порядочность. Добродушие и трудолюбие. Вместе с Владимиром Ясковичем по заказу горисполкома в 1982 году они издают в Минске фундаментальный справочник-путеводитель «Брест и окрестности». По просьбе издательства «Беларусь» Левичев готовит свои фронтовые воспоминания «Газета открыла героя» для книги «Первая строка», пишет два очерка о Героях Социалистического Труда Брестчины - «Все доброе - людям» и «На семи ветрах» - для книги «Земные звезды».
    Это было замечено и по достоинству оценено. Левичев избирается секретарем
парторганизации  редакции, затем многократно переизбирается. По этому поводу сослуживцы доброжелательно шутили: «Иван Андреевич - наш вечный комиссар».
    ...На Тайное приехали задолго до заката. Красота сказочная. На возвышенном берегу стоят, покачиваясь, мохнатые сосны и разлапистые ели - здесь разбили лагерь для ночлега. Противоположный берег заболоченный, там виднеются березы, усыпанные зелеными шарами омелы, да чернеет ольховник. И всюду - камыши, камыши...
    Не мешкая - на озеро: кто на резиновой лодке, кто пристроился на камышовом берегу. Надо же к ужину рыбешки натаскать. А ее тут, никем не пуганной, - тьма-тьмущая: окунь, плотва, подлещик, попадается линь, на спиннинг идет щука, слюнявого ерша, короля ухи, на песчаных отмелях успевай только дергать.
    Солнце подкатывается к горизонту.
    - Десантники! - подает команду Левичев. - К причалу!
    Все потянулись к палатке.
    - Ну, неплохо клевала, - осматривая садки, говорит Иван Андреевич. - Хватит и на ужин, и на пикник останется. На утренней зорьке, думаю, еще подловим. А теперь кто за сушняком, кто рыбу чистить. Надо всю почистить, крапивой переложить, чтобы до утра душком не прошла.
    И вот уже потрескивает костер. Иван Левичев и Александр Припотнев, как самые искусные повара, готовят уху...
    Поутру все снова подались на озеро. А Левичев предупредил водителя:
    - Далеко не отлучайся. Часов в девять поедем к Белому озеру, встретим наших, а то заплутают в этих тайных тропах.
    Маевка прошла интересно и весело. Завтра - на работу: надо выпускать «Зарю»...
    P.S. Всему, о чем написано в этом очерке, можете верить и не верить: родился Иван Андреевич Левичев 1 апреля. Первый апрель, говорят, - никому не верь. Но истина всегда дороже. Перед истиной я не погрешил...


Автор
Владимир ТУРОВ (старший)

Комментарии

Оставить комментарий:

Ваше имя
Введите имя (псевдоним), под которым будет опубликовано сообщение
Ваш e-mail
Необязательное поле. Введите свой e-mail если желаете получить уведомления об ответах
Текст сообщения
Я Согласен с правилами размещения комментариев Прочитайте правила и поставьте флажок, если согласны с ними
turing image
Каптча Нам важно знать, что Вы человек!